Шива и Мир

Шива и Мир

Вопрос тождественности Шивы с миром

Из вышеприведенного следует, что Шива является единственной реальностью – одним без второго. Эта концепция недвойственной реальности поднимает следующие логические вопросы. Если Шива – единственная реальность, тогда что можно сказать о мире, который явно не Шива? Он не реален? Если недвойственность является истиной, каково тогда онтологическое положение мира двойственности, который мы совершенно очевидно видим вокруг нас? Другими словами, какая связь абсолютного (Шивы) с относительным (миром)?

Только надлежащим образом узнав ответы на поставленные вопросы, мы поймем значение недвойственности. Недвойственность не означает отсутствия проявляющейся двойственности; она означает, что одна и та же реальность проявляется в различных формах.

Когда ум, или сознание проецирует, например, целый мир многообразия во сне, то спроецированный мир сна, хоть и кажется появляющимся как отличный, в действительности является самим спящим, или самим сознанием, потому что  объекты сна – это ничто более,  чем идеи или мысли, спроецированные как вещи. Таким же образом, мир – это манифестация или проекция Шивы.

Здесь будет достаточным сказать, что поскольку мир является манифестацией Шивы, он, по существу, един с Шивой.

Другими словами, мир двойственности – это так же Шива, проявляющийся в различных формах. Это позиция, которой должен придерживаться каждый Абсолютист.

Кроме того, мир двойственности не только по существу един с Шивой, но также является свободным выражением или свободной манифестацией Шивы. Недвойственный (Шива), вследствие лилы  (игривой активности), свободно манифестирует себя в форме мира. Таким образом двойственность – это свободное самовыражение недвойственности и, как таковая, она не является несовместимой с недвойственностью.

Мадхйамика может возразить здесь, что мир имеет характеристики, противоположные характеристикам Шивы, и то, что имеет противоположные характеристики, не может быть одним. (йо’сау вируддхадхармадхйасаван насау эках). Шива – субъект (джната),  мир – объект (джнейа); Шива – сознание, а мир – материя; Шива един, мир многообразен; и т.д. Следовательно, нельзя сказать, что мир есть одно с Шивой.

Это возражение, основанное на логике противоречия, предложенной мадхйамикой, может быть поднято не только против Кашмирского Шайвизма, но и против любой системы философии, которая признает тождество одного и многого. Некоторые философы пытаются ответить логике противоречия с помощью логики настойчивости.

Но философы Кашмирского Шайвизма имеют самый простой вариант ответа. Они скажут, что в пределах силы сознания – проецировать себя в форме явно противоположной себе. Доказательство этого есть в наших собственных переживаниях – во снах, например. Во сне сознание становится или проявляется как вещество; субъект становиться объектом; одно становится многим.

Во сне сознание становится тем, что проявляется как противоположное сознанию, однако мы знаем, что мир сна един со спящим. Сон – это переживание или феномен, или ситуация. Мадхйамика не может отрицать его реальность. Мы используем язык для выражения ситуации сна, и язык недвойственности здесь уместен. Совершенно правильно сказать, что мир сна един со спящим.

В обычном сне спящий невежествен; он не знает той истины, что сон – это его собственная манифестация. Более того, спящий творит сон не свободно. Но вселенский «сон» Творения отличен. Творец, Шива, свободно проецирует мир из Себя и Он также знает, что мир – это Его собственное творение. Используя язык причины и следствия, Шива является и материальной причиной (упадана), и действительной причиной (нимитта) мира.

Поскольку Творение по существу едино с Творцом, правильно будет сказать, что они тождественны. Мадхйамика  не имела бы возражения против этой аргументации. Действительно, она сама использует ее, когда говорит, что самсара и нирвана одно.

Та же проблема рассматривается Адвайта Ведантой. Упанишады заявляют, что Брахман – это Сознание (чит), и Брахман (чит) единственно существует (экамевадвитийам брахма, неха нанасти кинчана и т.д.)

В то же время Упанишады заявляют: «Все это есть Брахман» (сарвам кхалвидам брахма).

Здесь, возникает проблема: как может «все это», которое проявляется как материальная субстанция, отличная от Сознания, быть Брахманом, который является не материей, а сознанием?

В ответ Шанкарачарйа представляет теорию Майавады. Мир, хоть вроде бы и  материальный, – это видимость, или подобная сну проекция Сознания. Следовательно, то, что проявляется как материальный объект, на самом деле является Сознанием.

Со стороны Шанкарачарйи может быть доказано, что чтобы сохранить недуализм Упанишад и понять изречения шрути (Упанишад) последовательно, мы должны признать Майаваду, даже если она не утверждается явно в шрути.