Как уже было сказано, люди делятся на три класса: пашу, вира и дивья, и в основе этого деления лежит принцип грех гун.

На грубом материальном плане их действие проявляется в трех основных инстинктах. Это голод и жажда, заставляющие поддерживать аннамайякошу, и половое влечение, обеспечивающее ее воспроизведение.

Именно с этими физиологическими потребностями связаны панчататтва, или, как их часто называют, панчамакара (пять «м»): мадхья (вино), мамса (мясо), матсья (рыба), мудра (поджаренное зерно) и майтхуна (половой акт).

Обычно под мудрой понимается ритуальный жест или поза в религиозной практике или в хатха йоге, но в данном контексте имеется в виду поджаренное зерно.

В шестой главе «Йогини тантры» о нем сказано [См. комментарий Бхаскарараи к 156 Й шлоке «Лалита сахасранамы». Число питх дается по разному, иногда 50, а иногда 51]: Бхришта даньядикам ядьяд чавьяниям прачакшате са мудра катхита дэви сарвешам наганандини. Тантры называют пять элементов панчататтва, куладравья или кулататтва.

У некоторых элементов есть эзотерические названия: вино называют каранавари или тиртхавари, последний элемент обычно называют ла тасадхана [Женщина сравнивается с вьющимся растением, а мужчина – с деревом, которое это растение обвивает] (садхана с женщиной, или с шакти). Пять элементов трактуются по разному, в зависимости от типа садханы, которая может быть тамасика (пашвачара), раджасика (вирачара) или дивья, она же саттвика.

Все элементы или их заменители очищаются и освящаются, после чего происходит ритуал употребления первых четырех с соблюдением всех необходимых правил. Далее следует реальная или символическая латасадхана. Беспорядочное использование пяти элементов запрещено. Они могут применяться только после надлежащего очищения и только во время ритуальной тантрической практики.

«Вриханнила тантра»  говорит о майтхуне: Парадаранна гаччхеран гаччхечча праджапедьяди. А в «Уттара таитре» говорится:], но и здесь не допускается никаких излишеств. «Шьяма рахасья» говорит, что невоздержанность ведет в ад, «Маханирвана тантра» (гл. 5) также осуждает распущенность.

Хорошо известны слова, что «герой» (вира) – это не тот, кто наделен огромной физической силой или доблестью, не тот, кто может много съесть или выпить и не тот, у кого много сексуальной энергии, а тот, кто подчинил свои чувства, стремится к истине, всегда погружен в религиозную практику и отбросил похоть и другие страсти (Джитендриях сатьявади нитьянуштханататпарах камади валиданашча са вира ити гияте).

Непосредственное использование пяти элементов разрешается не всем. Природа пашу такова, что ему необходимо строго подчиняться ведическим правилам, касающимся инстинктов, даже когда речь идет только о ритуале.

Эти правила запрещают употребление вина, ибо на нем лежат три проклятия: Брахмы, Качи и Кришны. Мадьямапеиямадейямаграхьям  («Вино нельзя ни пить, ни давать, ни брать»). Употребление вина в обыденной жизни для удовлетворения своего желания считается грехом, требующим искупления.

Согласно «Вишну пуране», употребляющий вино подлежит наказанию в том же аду, что и убийца брахмана. Высшие касты, которые следуют традиционной смарте, не употребляют мясо и рыбу.

Исключение составляют жители Бенгалии: высшие ортодоксальные брахманы придерживаются тех же правил, но основная масса населения питается рыбой а мужчины употребляют в пищу мясо козлов, которое предварительно предлагается божеству.

Пуджаксшам вина наньям пурушам манаса спришет,
Пуджакалеча дэвеши вешьева паритошает.

Подобные правила относительно мадхьи и майтхуны сформулированы также в «Куламрита тантре» и в других источниках.

Не менее строго ведическая дхарма относится к сексуальным контактам.

Домохозяин не имеет права совершать майтхуну ни с кем, кроме своей жены. Это касается не только настоящей майтхуны, но и аштанга майтхуны (восьмеричной майтхуны), в которую входят восемь компонентов: смаранам (мысли о майтхуне), кирттанам (разговоры о майтхуне), кели (игры с женщинами), прекшанам (рассматривание женщин), гухьябхашанам (беседа с женщиной наедине), санкальпа (желание совершить майтхуну), адхьявасая (решение совершить майтхуну) и криянишпати (реальный половой акт).

Как сказано в «Шакта крамийи», пашу должны избегать майтхуны, разговоров о ней и общества женщин (майтхунам таткатхалапам тадгоштхим париварджавт).  Другим классам людей все это разрешается, но только в ритуальных целях. Даже с собственной женой предписывается умеренность. Божественность женщины, которой придается такое большое значение в тантре, признается и обычным ведическим учением.

Это естественно, если учесть, что все шастры имеют под собой общую основу. Женщина – не просто источник удовольствия, она – богиня дома (грихадэвата). Возвышенные тексты шрути описывают союз мужа и жены, как истинный жертвенный ритуал – огненное жертвоприношение (хома). Женщина символизирует одновременно очаг (кунду) и огонь, и тот, кто понимает смысл этого ритуала, достигает освобождения [См. тринадцатую мантру хома пракараны в «Брихадара ньяка упанишаде».

В «Нируттара таитре» (гл. 1) сказано: Йонирупа махакали шавах шайя пракиртита, ]. О том же говорит тантрика мантра шивашакти йоги: «Это внутренний хома, во время которого работа органов чувств приносится в жертву духу по каналу сушумны. Гхи для огня – это добродетели и грехи, а сосуд для гхи – это ум, в котором они хранятся. Сваха [Смашанам двивидхам дэви чита йонирмахешвари.  // 5 Ом дхармадхарма хавирдипте атмагнау манаса шруча сушумна вартмана нитьям акшавриттирджухомьяхам сваха (Тантрасара, 698, см. также: Пранатошини)].

Этот ритуал – не единственное, что объединяет мужа и жену. Ведическая дхарма предписывает, что муж должен заниматься религиозной практикой вместе с женой [Шастрико дхармамачарет  (см. также: Матсьясукта тантра, гл. 31.)], хотя в наше время этим требованием пренебрегают. Вопреки распространенному мнению, брахмачарья, или воздержание, необходимо не только представителю первого ашрама, но и женатому домохозяину (грихастха).

Согласно ведическим предписаниям, муж должен соединяться со своей женой раз в месяц, на пятый день после прекращения менструации. Отсюда характеристика пашу в «Нитъя тантре»: тот, кто вступает в половую связь только в пятый день (ритукаламвина дэви романам париварджает).

Другими словами, пашу – это тот, кто в половой жизни, как и во всем остальном, подчиняется ведическим предписаниям, регулирующим повседневную жизнь всех людей.

Итак, вышеупомянутые правила распространяются на всех людей. Тантра делает исключение только тогда, когда речь идет о садхане, и только для тех, кто готов (адхикари) к вирачаре. Следует помнить, что это исключение не говорит об отрицании ведического учения в целом, и было бы ошибкой считать, что Тантра рахасья противоречит Ведам.

Например, ведические законы запрещают пить вино в обыденной жизни, но они же поощряют использование вина во время яджны. Тантра, как и ведическое учение, допускает ритуальное употребление вина в определенных видах садханы, при условии, что садхака достаточно подготовлен.

Тантра требует, чтобы все, кто подчиняется вайдикачаре, соблюдали ведические правила как в ритуальной практике, так и в быту. В «Нитья тантре» сказано: «Они (пашу) никогда не должны поклоняться Дэви во второй половине дня, вечером или ночью» (ратрау найва яджеддэвим санд хьяйям вапаранхаке).

Причина в том, что все эти формы садханы включают запретную для пашу майтхуну. Ее заменяют другими действиями [См.: Кулачудамани и Бхайравьямала, гл. 1], например приношением цветов, при котором руки сложены в каччхапа мудру, или майтхуной со своей женой.

Вместо вина используются молоко (для брахманов), гхи (для кшатриев), мед (для вайшьев) и рисовый напиток (для шудр). Заменителями мяса служат соль, имбирь, кунжут, пшеница, маш калаи (бобы) и чеснок, а заменителями рыбы – белое растение бринджал, красный редис, масур (разновидность турецкого горошка), красный кунжут и панапхала (водяное растение). Рис падди, рис, пшеница и турецкий горошек относятся к мудре.

Вира (или, точнее, тот, кто способен следовать вирачаре, потому что настоящий вира формируется на завершающем этапе вирачары) начинает сад хану с раджасика панчататтвы, целью которой является разрушение чувственных желаний, связанных с пятью элементами.

Панчататтва играют существенную роль в поклонении Шакти [Гл. 5, шл. 23, 24, а также «Кайласа тантра» (Пурва кханда) приводят объяснение, почему без пяти элементов поклонение Дэви бесполезно. Там же пять элементов отождествляются с пятью пранами и с пятью махапрета]. «Маханирвана тантра» утверждает, что без них пуджа Шакти превращается в черную магию.

Комментатор Джаганмохана Таркаламкара объясняет этот текст следующим образом: «Давайте посмотрим, что больше всего толкает человека к падению, заставляет его забывать свой долг, грешить и преждевременно умирать. Это в первую очередь вино, женщины, рыба, мясо и мудра, а также то, что им сопутствует. Из за них люди теряют человеческий облик.

Эти же самые яды Шива хочет использовать в качестве противоядия. Такое лечение подходит тем, кто питает пристрастие к алкоголю или к женщинам. Но здесь необходим опытный врач, так как ошибка может оказаться роковой для пациента. Шива сказал, что следовать путем кулачары так же сложно, как идти по острию меча или держать дикого тигра. Существует тайный аргумент в пользу панчататтвы, и, если принимать его во внимание, понятно, что эти таттвы обязательны для всех.

Но этот аргумент может понять только посвященный, поэтому Шива наказал не открывать его всем и каждому. Когда посвященный видит женщину, он боготворит ее как собственную мать и ишта дэвату и склоняется перед ней.
«Вишну пурана» утверждает, что нельзя удовлетворить желания, подкармливая их, ибо это все равно что подливать масла в огонь.

Истинный, опытный гуру знает, как с помощью ядовитых медикаментов избавиться от яда сансары, но Шива запретил открывать тайну непосвященным. Этот отрывок следует понимать так: цель тантрической практики – брахмасайюджья, или соединение с Брахманом.

Кто этого не достиг, тот не достиг ничего. А учитывая человеческие склонности, единственный способ достижения единства с Брахманом – лечение, предписанное тантрой. Без нею нельзя искоренить чувственные желания, и работа ради достижения конечной цели тантры так же бесплодна, как магия, которая только вредит окружающим.

Еще один секретный аргумент – ключ к возможности подняться от индивидуального к универсальному за счет тех же самых страстей, которые, будучи направлены вовне и вниз, связывают человека самыми прочными узами. В упомянутом выше тексте упоминается также о необходимости духовного наставничества гуру. Отсутствием такового объясняются все искажения учения. Когда пациент и болезнь действуют вместе, надежды на выздоровление мало.

Если же на одном и том же неверном пути оказываются и больной, и болезнь, и врач, ничто не может спасти ученика от падения, которое настоящая садхана должна была бы предотвратить. О том же самом говорится в 67 шлоке первой главы «Маханирвана тантры».

В наше время широко распространилось неправильное понимание тантры, особенно таттв мадхья и майтхуна, поэтому данный вариант «Маханирвана тантры» накладывает ограничения на их использование в некоторых случаях. В восьмой главе (шлока 171) сказано, что в разгар кали юги домохозяин, чей ум занят мирскими заботами, должен заменять вино тремя сладостями (мадхуратрайя). Тому, кто достаточно благочестив и чей ум обращен к Брахману, разрешается выпивать пять чаш вина.

В отношении майтхуны в «Маханирвана тантре» сказано [Гл. 8, шл. 173], что люди кали юги слабы, подвержены похоти и не видят в женщине отображения божества. Поэтому майтхуна может совершаться только со свияшакти, то есть со своей женой, и связь с незамужней женщиной строго воспрещается [Гл. 6, шл. 14]. По отношению к другим шакти (пракрия и садхарани) предписано [Гл. 8, шл. 174] заменять майтхуну сосредоточением ума на лотосовых стопах Дэви с джапой и иштамантрой. Однако комментатор не считает это правило универсальным.

Запрет Шивы на садхану с последним элементом, с пракрия и садхарани шакти [См: Уттара, Гуптасадхана, Нигамакалъпадрума и другие тантры, а также Тантрасага (698 и далее)], о котором идет речь в этой тантре, распространяется только на обычных людей со слабым интеллектом, находящихся во власти похоти.

Тому, кто с помощью садханы победил свои страсти и достиг истинного состояния пиры, или сиддхи, латасадхана не запрещена [См.: Маханирвана тантра, издание Бхакты, с. 345].

Ограничения, к которым прибегает «Маханирвана тантра», по видимому были введены в ответ на злоупотребления пятой таттвой, вызванные смягчением первоначальных законов и условий. Без применения той или иной формы пяти элементов шактипуджа невозможна. Для поклонения Матери Вселенной они необходимы.

Благодаря им сама Вселенная (джагатбрахманда) становится инструментом садханы. Вино символизирует силу, которая порождает все огненные элементы, мясо и рыба – всех земных и водных животных, мудра – растительный мир, а майтхуна – это шакти воли (иччха), действия (крия) и знания (джняна) Высшей Пракрити, дающая то величайшее наслаждение [В «Матрикабхеда тантре» (гл. 2) Шива говорит: Ядру пам параманандам таннасти бхуванатраве], которое сопровождает процесс творения [Нигама Татгвасара, гл. 4. См. также: Харатаггвадидхи].

Таким образом, вся беспокойная жизнь Вселенной преподносится ее Матери.

Все виды садханы направлены на усиление саттва гуны. Когда она начинает существенно преобладать над остальными Гунами, садхака может переходить к саттвика садхане, которая предназначена для людей высшего типа дивьябхава.

В этой садхане названия пяти элементов имеют чисто символический смысл, стоящие за ними процессы носят ментальный и духовный характер. Кайвалья [Маханирвана тантра, гл. 5, шл. 23, 24 и Камак ] говорит, что «вино» – это приобретенное с помощью йоги Парабрахмана опьяняющее знание, которое делает садхаку равнодушным к внешнему миру.

Мясо (мамса) – это не плоть, а практика, в ходе которой садхака возвращает в себя (мам) все свои действия. Рыба (матсья) – это саттвическое знание, которое позволяет садхаке сопереживать боли и радости всех существ [хья тантра. В «Кайласа тантре» (Пурва кханда) панчататтва отождествляются с пятью жизненными энергиями и пятью махапрета].

Мудра – это отказ от всех негативных привязанностей, которые сковывают человека. Майтхуна – это соединение Шакти кундалини с Шивой в теле садхаки. Йогини тантра [См.: Панчататтвавичара Ниламани Мукхйопадхьяи, с. // 85. // А  Здесь обыгрывается слово «матсья» (рыба). // 5 В «Йогини тантре (гл. 6) сказано: // Сахасраропари виндау кундапья меланам шиве, // Майтхунам паромам дравьям ятинам парикиртитам. ] говорит, что для того, кто уже подчинил свои страсти (яти), это – лучший из союзов.

Согласно «Агамасаре», вино – это сомадхара, или лунная амброзия, капающая из брахмарандхры. Мамса (мясо) – язык (ма), частью которого является речь (амша). «Съедая» его, садхака контролирует свою речь. Матсья (рыба) – два начала, которые постоянно движутся в реках ида и пингала [Нади означает «река»]. Тот, кто контролирует дыхание при помощи пранаямы, «съедает» их во время кумбхаки [Задержка дыхания а пранаяме].

Мудра – это пробуждение знания в великом лотосе саха срары, где атма, подобная ртути, ослепительная, как десять миллионов солнц, и восхитительно прохладная, как десять миллионов лун, соединяется с Дэви кундалини.

Эзотерический смысл майтхуны агама раскрывает следующим образом: в кунде [Манипура чакра] находится красная буква ра,  в махайони [Согласно «Камадхену тантре (гл. 2), это пятиугольная буква цвета осенней луны, она есть саттва гуна, кайвалья рупа и пракритирупи. Описание цвета букв в разных тантрах варьируется. См. также комментарий Бхаскарараи к «Ла литасахасранаме», где цитируются «Санаткумара самхита» и «Матрикавивека»] находится буква ма (здесь имеются в виду молниеподобные треугольные линии в сахасраре).

Буквально, бинду – эго точка, обозначающая нозализацию звука. О смысле, который вкладывает в это слово тантра, говорилось выше.] в форме бинду. Когда макара (м), сидящий на хамсе в форме акары (а), соединяется с ракарой (р), садхака обретает брахмаджняну – источник высшего блаженства. С этого момента его называют атмарама [Это одна из причин, по которой имя Рама, одно из значений которого – сексуальное удовольствие, приравнивается к имени освободителя Брахмы (Рама)], поскольку он наслаждается в атме, пребывающей в сахасраре.

Если на уровне раджасика соединение двух начал выражается в соединении Шивы и Шакти в лице практикующих, то на уровне дивья этот процесс носит чисто саттвический характер.

Соединение Шивы и Шакти описывается как истинная йога, которая, согласно Ямале, порождает Высшее Блаженство.


ДАЛЕЕ: 35. Чакра пуджа