Маленькие слабости отречённого Махараджа

Маленькие слабости отречённого Махараджа

Кришнаитские “гуру-махараджы”…

Большинство руководителей Международного Общества Сознания Кришны высшего звена, которые ведают об истинном предназначении своей секты и понимают механизмы её работы, принимая ключевое участие в её результативной реализации, являются так называемыми “саньясинами”, то есть отречёнными от жизни, а вместе с ней и от мирских утех монахами. Кришнаиты называют их “его святейшество” или “его божественная милость” такой-то и такой-то махарадж.

Махарадж значит великий царь, от маха – великий и радж – царь.

Этот титул в древней Индии относился к правителю большой страны с множеством княжеств. Отшельник саньяси, безучастный ко всему мирскому и МАХА радж, который в силу своего положения, просто обязан всячески участвовать в жизни своего общества, являются полными противоположностями.

Как эти противоположности могут уживаться в одном человеке?

Ответ – точно так же как и другие, казалось бы неуживаемые, фундаментальные идеологические противоположности, которые спокойно уживаются в неоднозначной философии, теперь уже международного кришнаизма.

Дело в том что в кришнаизме есть два уровня, один поверхностный- для толпы и имиджа, другой скрытый и реальный. “Саннияси” – это просто первый уровень, так сказать фасад для публики – “святой”, “монах”, “его божественная милость”, призваны настроить нас на позитивную волну и сделать нас доверчивыми и восприимчивыми.

Махарадж это уже уровень поглубже, ближе к повседневной реальности “его святейшества”. Весь МОСК это своего рода мировая империя с разными странами как княжествами, имеющая своего Махараджа в каждой из них. Все они путешествуют из одной вотчины своей империи в другие, причём постоянно. Вся их жизнь это нескончаемый круг пышных приёмов, сборов пожертвований, званных пиршеств и фестивалей на которых они центр всеобщего внимания.

Смотря на этих “махараджей-санниясинов”, мы не видим серьёзных и отречённых, глубоких и мудрых мужей с философским мышлением и медитативным складом ума; наоборот, наше внимание привлекает их развязное поведение, их фривольный образ жизни. Мы видим их вечно радующихся и наслаждающихся избытком общения, угощений и почестей. Порой они выглядят как мафиозные боссы на собственном дне рождения.

И это не далеко от правды. Приезжая, махараджи раздают прибыльные виды “служения”, пытаются привлечь на свою сторону молодых и потенциально влиятельных кришнаитов, обещая преференции, “служение” и посвящение в дальнейшем. Указывают на своих приближённых любимчиков, убедивших их в своей лояльности в виде существенных “откатов” от розданных ими видов служения в свой прошлый приезд и одаривают их милостью своего покровительства.

Каждый желающий кришнаит может обратить на себя внимание, показать себя и попытать счастья у потенциального покровителя, например задав вопросы по его лекции или по его любимому “священному писанию”, которые спрашивающий якобы не понимает. “Фраера” и “лохи”, не оправдавшие надежд махараджа получают выговоры в виде кодовых фраз типа “Я вижу тебе не хватает преданности и духа служения вайшнавам, читай больше кругов махамантры”.

Либо спрашивают о проблемах, акцентируют на них внимание, объясняют их “анартхами” в сердце, препятствующими на пути “бхакти садханы” и рекоммендуют помогать преданным на кухне. По уезду махараджа, “фраера” и особенно “лохи” редко, но наезжают на новых фаворитов, типа -“это моё служение”, в ответ слыша -“Прабху, мне сам Брахмапхутра махарадж лично поручил это служение!”.

Если “лох” или вернее “неофит” на сленге самих кришнаитов, продолжает высовывать рог и мешать “служению”, то “преданный в законе”, недавно получивший “служение”, звонит махараджу и сообщает ему о проблеме.

Махарадж в свою очередь звонит либо президенту храма (заметьте, именно “президенту” а не настоятелю), либо дружелюбно конкурирующему местному махараджу, курирующему храм, к которому по месту жительства привязан неофит (если существует конфликт интересов) и сообщает уже непосредственно ему о проблеме и вежливо просит урегулироваить данный вопрос.

На этом все страсти с “неофитом” заканчиваются и все остаются довольными, ведь в свой следующий приезд, махарадж приподнесёт “откат” своему любезно конкурирующему коллеге… на нужды храма, разумеется, и всё такое…

Но в особенном восторге от “святых махараджей” кажутся молодые девушки-кришнаитки, которые благодаря своим артистическим талантам довольно неплохо вошли в роль гопи, печалющихся от разлуки по своему любовнику “Кришне”, ведь они “Радхи”, убегающие от своих дурачков-мужей “Абхиманей” к “Источнику своего вечного наслаждения”…

В общем они тоже желают личной аудиенции с “махраджем”, но подходят позже, ведь они смиренны. А ещё они “глупы” и им требуется больше времени, чтобы растолковать им лекцию об отношениях, или обсудить проблему с глупым мужем который не понимает “сути священных писаний”, поэтому они хотят остаться с махараджем последними.

Для них они альфа-самцы и их апсарная природа небесных куртизанок берёт своё и требует “послужить” почти престарелому бродячему духовному вельможе. Некоторые охотно принимают служение, в надежде на их дальнейшее развитие где-то за кулисами этого божественного праздника жизни, другие демонстративно отвергают, принимая “служение” сугубо от молоденьких парней-кришнаитов.

Невольно задаёшься вопросом, как эти влюблённые в жизнь мужчины могли принять обет безбрачия и полностью отречься от мирских утех?

Понимаешь что что-то здесь не так. Смотря на фотографии и видео понимаешь что “Махараджи” явно не отреклись от мирских радостей, ведь просто очевидно что им присущи все людские слабости. Все без исключения.

(с)Волшебный глаз Шакуни (Ведизм События Аналитика)