Дед без имени

Дед без имени

 “Анаами Баба” означает “безымянный дедушка”

Не смотря на то, что автор никогда не встречался с Анаами Бабой и не имеет никаких доказательств его существования, он свято верит, что этот человек ходил по земле и давал подзатыльники всем сонным бхагаватам.

  1. Анаами Бабу спросили:

      – Что такое Дао?

      – Это поток, – ответил Баба.

      – Для чего он?

      – Чтобы быть с ним в гармонии.

      – Что для этого нужно делать?

      – Ничего.

      – Ничего не нужно делать?!

      – Нужно ничего не делать.

  1. Анаами Бабу спросили, помогает ли пост в духовной жизни?

      – Не помогает, –  ответил Баба.

      – А во всех книгах написано, что помогает.

      — Тогда поститесь, –  пожал плечами Баба.

  1. Анаами Бабу спросили:

      – Бабаджи, почему у вас такие длинные волосы и борода? Только не говорите, что “просто позволяете им расти”!

      – Хрен с вами, зовите цирюльника, – вздохнул Баба и обрился наголо.

  1. Анаами Бабе надоели постоянные вопросы, есть Бог или нет, и он сказал: “Быть или не быть – это Его личное дело и меня оно не касается.

      Откуда могу знать я? Меня нет”.

  1. Анаами Бабу спросили, что есть истина? “Вы что, оглохли?” – поинтересовался он через минуту, проведенную в молчании.
  1. Анаами Бабу спросили, какое имя Бога истинно?

      – То, на которое Он отзывается.

      – Как зовешь Его ты?

      – Если Ему надо, Он сам зовет меня.

      – Что Он говорит тебе?

      – Нам не о чем разговаривать.

  1. Анаами Бабу спросили, в чем суть страдания, и он дал вопрошающему по шее:

      – Больно?

      – Больно, Баба…

      – То-то и оно.

  1. “У вас что, совсем нет сердца?” – спросил один бхагават Бабу после очередной его выходки и Анаами Баба заплакал.
  1. “Когда-то я хотел творить чудеса, – признался Анаами Баба, – но не мог. А теперь могу, но не хочу”.
  1. В молодости Баба совершил хадж в Мекку. “Какую заслугу ты приобрел этим?” –  спросили его позже. “Мозоли на ногах” –  мрачно ответил Баба.
  1. Анаами Баба пришел в мечеть послушать чтение Корана и когда дошло до слов: “Будь! И все стало”, Баба поднялся со своего места, промолвив: “Не будь!” – и все прекратилось.
  1. Анаами Баба умер посреди улицы. Он весь день играл с детьми, а когда стемнело, стали раздаваться крики матерей, зовущих своих чад домой, и дети один за другим покинули улицу.  Когда Баба остался один, его глаза заблестели. “О, меня тоже зовут домой” –  прошептал он и оставил тело.
  1. Анаами Бабу спросили, можно ли есть мясо? “Почему вы спрашиваете разрешения у меня?!  –  возмутился Баба. – Спросите у мяса! Видите эту корову? Подойдите к ней и, если она разрешит, можете умять ее со всеми потрохами”.
  1. Однажды на даршан к Анаами Бабе пришел премьер-министр.

    – Зачем ты пришел? –  спросил Баба. – Хочешь стать великим святым, как я?

    – Бабаджи, –  улыбнулся министр, –  я и надеяться на это не смею.

    – Правильно, – одобрил Баба, –  надежда убивает. Хочешь стать великим премьер-министром?

    – Если на то будет ваше благословение, –  обрадовался премьер.

    – Неправильно, –  заключил Баба. – Хрен тебе.

  1. Анаами Дасс был единственным учеником Анаами Бабы. Когда он первый раз пришел к Бабе, тот спросил:

    – Как тебя звать, сынок?

    – Как хочешь Баба, –  ответил он.

    – Будешь моим слугой.

    – Вы нуждаетесь в служении?

    – Это ты в нем нуждаешься, глупец, –  засмеялся Баба.

  1. Анаами Баба учил Анаами Дасса искусству медитации:

“Сядь в тихом и спокойном месте… впрочем, можешь стоять или идти куда-нибудь, если надо… Закрой глаза… или открой, если хочется… Собери все своё внимание… то есть рассей его… нет. Помни одно – дхьяна должна… А! Забудь об этом. Принеси молока”.

  1. “В чем суть вашего учения?” – спросил Анаами Дасс. “Суть учения, – сказал Баба, – находится в самом учении, так же, как и смысл жизни – в жизни, вода реки  – в реке, а сердце человека  –  в человеке”.
  1. После встречи с Бабой Анаами Дасс оставил свой дом, чтобы следовать за своим учителем, и когда через несколько лет они проходили мимо этого уже полуразвалившегося здания, Баба предложил войти. В доме поселилась бродячая собака с маленькими щенками и когда Анаами Дасс вошел вовнутрь, ему досталось несколько болезненных укусов. Он стал искать во дворе палку для непрошенной гостьи, но Баба, смеясь, остановил его: “У нее есть дети, значит, есть что защищать. У тебя нет ничего, этот дом – больше не твой, или ты думаешь иначе? Будем спать во дворе”.
  1. “Что вы со мной делаете?” – время от времени сокрушался Анаами Дасс.

     “Только то, что ты позволяешь” –  невозмутимо отвечал Баба.

  1. “Анаами Дасс, ты загрустил? – спросил Баба. – Я тоже чувствую печаль”.

    – Как святой может чувствовать печаль?

    – Может, – заверил Баба. – Единственное, чего святой не может, это идти у нее на поводу.

  1. Анаами Баба и Анаами Дасс совершали паломничество к святым местам и в дороге у них закончилась вся провизия.

    – Что мы будем сегодня есть? – спросил Анаами Дасс.

    – А чего бы ты хотел? –  поинтересовался Баба.

    – Немного хлеба и молока, если можно.

    – А что у нас есть?

    – Ничего, Баба.

    – Тогда на чем был основан твой вопрос, на твоих желаниях или на реальном положении вещей?  Если у нас ничего нет, Анаами Дасс, то и есть мы ничего не будем, –  радостно сообщил Баба.

  1. “Эй, Анаами Дасс!” – крикнул Баба и Анаами Дасс обрел просветление.

    “Сукин сын, ты что, оглох?” –  заорал Баба и Анаами Дасс потерял просветление.

  1. “Иногда меня трудно понять, – признался Анаами Баба, – но это не мешает делу, ведь какая польза в том, чтобы понять меня? Поймите себя”.
  1. Анаами Бабу спросили, кем он был в прошлой жизни? “Прошлое – это уловка ума” – ответил он.
  1. Анаами Бабе захотелось грибов, он пошел в лес и принес ведро поганок.

   “Вам жить надоело?!” –  ужаснулся Анаами Дасс. “С какой стати ты обязываешь меня различать желания? – возмутился Баба. – Желание это только желание, будь то желание жизни или грибов. А ты что, НЕ ХОЧЕШЬ?”

  1. “Ум – как автомобиль, – сказал Анаами Баба, – его скорость дарит такое счастье, а столкновение с ним – такую боль!”
  1. Анаами Баба и Анаами Дасс пили чай.

“Ты дурак, – сказал наконец  Баба.

– Зачем тебе Бог? Пей чай”.

  1. У Анаами Бабы спросили, кто достоин большего почитания – Брахма, Вишну или Шива? “Брахма заварил всю эту кашу с сотворением мира, – отметил Баба, –  за что его уважать? Но Брахма – это зеленые почки, первое тепло, цветущие деревья и весенний ветерок…  Вишну старается сохранить Майю, вращая колесо сансары, и это подло по отношению к вам. Но Вишну – это знойный летний полдень над неподвижным прудом и песня одинокой кукушки… Шива разрушает все, что построили предыдущие два глупца, и у него совсем нет жалости к ним, а это жестоко.  Но Шива – это также и запах желтых листьев в прозрачном осеннем воздухе и первый снег… У меня совсем нет почтения к этой троице, но они так красивы, и как мне не любить их?”
  1. У Анаами Бабы спросили, любит ли он музыку? “Все это ерунда, – ответил он, – по сравнению с тем, что музыка любит меня”.
  1. У Анаами Бабы спросили, на сколько планов делится Существование?

    “Существование не делится, –  объяснил Баба, – его делят такие дураки, как ты”.

  1. Анаами Баба и Анаами Дасс ночевали под открытым небом. “Посмотри на Луну, Анаами Дасс, – сказал Баба, –  в ней  –  целое учение.  Луна мертва и наполнена бездействием, однако она отражает солнце точно так же, как святой – Бога. А вокруг – тьма”.
  1. Один бхагават написал про Анаами Бабу книгу и пошел к нему за разрешением издать рукопись. “Ух ты! – сказал Баба. – Дай почитать”. Бхагават принес ему толстую папку с плодами своих бессонных ночей и Баба в тот же день успешно потерял ее.
  1. “Не могли бы вы выразить свое учение одним словом?” – спросил Бабу Анаами Дасс. “Мое учение? – захохотал Баба, – Расслабься, сынок!”

34.”Есть, – сказал Анаами Баба, –  есть такое слово “надо!”. Но я им не пользуюсь”.

  1. Однажды на даршан к Бабе пришло несколько бхагаватов и каждый по очереди подходил к нему с личной просьбой.

    – Тебе чего? –  спросил Баба очередного бхагавата.

    – Я пришел к вам, чтобы обрести Свободу…

    – Свободен, –  сказал Баба. – Следующий.

  1. Однажды ход мыслей Анаами Бабы принял такой дурацкий оборот, что он не на шутку перепугался, что впадает в старческий маразм, но сразу же успокоился, когда понял, что просто случайно настроился на ум Анаами Дасса.

      “Анаами Дасс, почему я могу читать твои мысли?” – спросил Баба.

      “Не знаю, Бабаджи. Почему?”

      “Потому что это не твои мысли” – ответил Баба.

      “А почему я не могу читать ваши?”

      “Потому что это не твои мысли” – проникновенно повторил Баба и постучал Анаами Дасса по лбу.

  1. Когда Анаами Баба приходил в храм Шивы для поклонения, он зажигал самые вонючие благовония, какие только мог найти. Кто-то наконец не выдержал и спросил, как же так можно? “А я не затягиваюсь” – невозмутимо ответил Баба.

38.”Бабаджи, вы умеете передвигать свою точку сборки?” – однажды спросил  Анаами Дасс на свою голову.

   “А что это такое, точка сборки?”

   “Ну, это точка, в которой зафиксировано ваше сознание…”

   “Во-первых, сознание не мое, – отрезал Баба, – а во-вторых, оно нигде не зафиксировано…”

   “А в-третьих?” – участливо поинтересовался Анаами Дасс.

   “А в-третьих, вот!” – сказал Баба и, треснув Анаами Дасса по шее, задвинул  его точку сборки в такое место, что глупых вопросов Анаами Дасс никогда больше не задавал.

39.”Когда я был молодым бхагаватом, – рассказывал Анаами Баба, – мой гуру часто говорил мне, что я и есть Брахман, но я все равно просил дать его мне посвящение в какую-нибудь практику… Наконец, он не выдержал и сказал, что отморозкам вроде меня традиционно предлагается пранаяма – способ выработки психического тепла, и действительно – в конце-концов оттаял… Ты понимаешь, о чем я, Анаами Дасс? Анаами Дасс!! Эй!!!”

 40.”Если у камня нет мыслей, – спросил Анаами Дасс, – то чем это отличается от медитации?”

   “Медитация, – ответил Баба, – это умение слушать, а не молчать. Иначе я мог бы просто дать тебе этим камнем по голове, приведя вас к общему знаменателю…”

41.”Вы постоянно бьете меня, Бабаджи, – пожаловался Анаами Дасс, – когда же это кончится?!”

   “Это ничто, – усмехнулся Баба, – по сравнению с тем, что ты мне скажешь, когда я тебя  убью”

42.”Бабаджи, неужели вы ни в чем не нуждаетесь?!” – спросили как-то Бабу.

   “Ну, почему же, – возразил он, – просто мне нет нужды горевать по этому поводу”

43.”Моя жизнь была исполнена страданий, – признался Анаами Баба, – пока я считал ее своей. Люди всегда тормозят, когда дело касается того, что кому принадлежит”

  1. Когда у Анаами Бабы выпал последний зуб, он заметил, что это сделало его лишь еще более загадочным. На вопрос Анаами Дасса: “Почему?”

Баба  ответил:  “Пошому што пошимать меня штало ешо более шатрудшительно”

  1. “Ты любишь меня, Анаами Дасс?” – спросил Баба.

    – Не люблю, Бабаджи, – признался Анаами Дасс.

    – И я тебя тоже  – нет.

    – Может быть, поэтому наша любовь не знает границ? – спросил Анаами Дасс

    и Баба засмеялся.