СЕДЬМАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, познание – большее, чем созерцание. Поистине, познанием познают Ригведу, Яджурведу, Самаведу, Атхарвану – четвертую [веду], итихасу и пураны – пятую, веду вед, правила почитания предков, науку чисел, искусство предсказаний, хронологию, логику, правила поведения, этимологию, науку о священном знании, науку о демонах, военную науку, астрологию, науку о змеях и низших божествах; [познают] небо и землю, ветер и пространство, воды и жар, богов и людей, скотов и птиц, травы, деревья, [всех] животных, вплоть до червей, крылатых насекомых и муравьев; справедливость и несправедливость, истину и ложь, доброе и недоброе, приятное и неприятное, еду и питье, этот мир и тот [мир – все это] познается познанием. Почитай познание!

2. Тот, кто почитает познание, как Брахмана, поистине, достигает миров познания и знания. В тех пределах, до которых простирается познание, способен действовать, как желает, тот, кто почитает познание, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем познание?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем познание”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”

ВОСЬМАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, сила – большее, чем познание. Даже сотню наделенных познанием приводит в трепет один сильный. Когда человек силен, то он возвышается; возвысившись он общается [с мудрецами]; общаясь, он приближается [к ним как ученик]; приблизившись, он становится видящим, становится слышащим, становится мыслящим, становится постигающим, становится делающим, становится познающим. Поистине, силой держится земля, силой – воздушное пространство, силой – небо, силой – горы, силой – боги и люди, силой – скоты и птицы, травы, деревья, [все] животные, вплоть до червей, крылатых насекомых и муравьев. Силой держится мир. Почитай силу!

2. Тот, кто почитает силу, как Брахмана, способен действовать, как пожелает, в тех пределах, до которых простирается сила; [таков тот], кто почитает силу, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем сила?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем сила”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”

ДЕВЯТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, пища – большее, чем сила. Поэтому, если кто-нибудь не ест десять дней, то он хоть и живет, но становится невидящим, неслышащим, немыслящим, непостигающим, неделающим, непознающим. Но с приходом пищи он становится видящим, становится слышащим, становится мыслящим, становится постигающим, становится делающим, становится познающим. Почитай пищу!

2. Тот, кто почитает пищу, как Брахмана, достигает миров, наделенных пищей и питьем. В тех пределах, до которых простирается пища, способен действовать, как желает, тот, кто почитает пищу, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем пища?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем пища”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ДЕСЯТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, вода – большее, чем пища. Поэтому, когда нет хорошего дождя, то живые существа страдают [при мысли]: “Будет меньше пищи”. Когда же бывает хороший дождь, то живые существа радуются [при мысли]: “Будет много пищи”. Ведь вода [принимает все] эти формы – земли, воздушного пространства, неба, гор, богов, людей, скотов и птиц, трав, деревьев, [всех] животных, вплоть до червей, крылатых насекомых и муравьев, – вода [принимает] эти формы. Почитай воду!

2. Тот, кто почитает воду, как Брахмана, достигает всех желаний, становится удовлетворенным. В тех пределах, до которых простирается вода, способен действовать, как желает тот, кто почитает воду, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем вода?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем вода”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ОДИННАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, жар – большее, чем вода. Поэтому, охватив ветер, он согревает пространство. И говорят: “Жарко, палит зной, – видно, будет дождь”. Так жар сначала проявляет себя и затем творит воду. И вместе с молниями, [сверкающими] сверху и поперек [неба] раздаются удары грома. Поэтому говорят: “Сверкает молния, гремит гром, – видно, будет дождь”. Так жар сначала проявляет себя и затем творит воду. Почитай жар!

2. Кто почитает жар, как Брахмана, поистине, тот, сверкающий, достигает сверкающих миров, блистающих, свободных от тьмы. В тех пределах, до которых простирается жар, способен действовать, как только пожелает, тот, кто почитает жар, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем жар?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем жар”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ДВЕНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, пространство – большее, чем жар. Поистине, в пространстве [находятся] оба: солнце и луна, молния, звезды, огонь. Через пространство взывают, через пространство слышат, через пространство отвечают, в пространстве радуются, в пространстве не радуются, в пространстве рождаются, к пространству тянутся рожденные. Почитай пространство!

2. Тот, кто почитает пространство, как Брахмана, поистине, достигает пространных миров, сияющих, неограниченных, широко раскинувшихся. В тех пределах, до которых простирается пространство, способен действовать, как пожелает, тот, кто почитает пространство, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем пространство?” – “По истине, есть [нечто] большее, чем пространство”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ТРИНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, память – большее, чем пространство. Поэтому, даже если бы собрались многие лишенные памяти, то они ничего бы не слышали, не мыслили, не познавали. Если же они помнили бы, то, поистине, слышали бы, мыслили, познавали. Поистине, с помощью памяти распознают сыновей, с помощью памяти [распознают] скот. Почитай память!

2. Тот, кто почитает память, как Брахмана, способен действовать, как пожелает, в тех пределах, до которых простирается память; [таков тот], кто почитает память, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем память?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем память”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, надежда – большее, чем память; поистине, память, воспламененная надеждой, учит священные тексты, совершает деяния, желает сыновей и скот, желает этот и тот мир. Почитай надежду!

2. Кто почитает надежду, как Брахмана, все желания того исполняются благодаря надежде; молитвы того не бывают напрасными. В тех пределах, до которых простирается надежда, способен действовать, как пожелает, тот, кто почитает надежду, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем надежда?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем надежда”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ПЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, жизненное дыхание – большее, чем надежда. Поистине, подобно тому, как спицы укреплены в ступице колеса, так и все укреплено в этом жизненном дыхании. Жизнь движется благодаря жизненному дыханию, жизненное дыхание дает жизнь, дает [эту жизнь] живому. Ведь жизненное дыхание – отец, жизненное дыхание – мать, жизненное дыхание – брат, жизненное дыхание – сестра, жизненное дыхание – наставник, жизненное дыхание – брахман.

2. Если кто говорит в ответ что-нибудь грубое отцу, или матери, или брату, или сестре, или наставнику, или брахману, то ему говорят: “Позор тебе! Поистине, ты – убийца отца; поистине, ты – убийца матери; поистине, ты – убийца брата; поистине, ты – убийца сестры; поистине, ты – убийца наставника; ты – убийца брахмана”.

3. Но когда их покинуло жизненное дыхание, то, пусть даже он сгребет их крюком и сожжет дотла, ему не скажут ни “Ты убийца отца”, ни “Ты убийца матери”, ни “Ты убийца брата”, ни “Ты убийца сестры”, ни “Ты убийца наставника” ни “Ты убийца брахмана”.

4. Ибо все это – жизненное дыхание. Поистине, видящий так, мыслящий так, понимающий так превосходен в речи. И если ему скажут: “Ты превосходен в речи”, то пусть он скажет: “Я превосходен в речи” – и не отрицает.

ШЕСТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. Но, поистине, тот превосходен в речи, кто превосходен в речи с помощью истины”. – “Почтенный, я [желаю быть] превосходным в речи с помощью истины”. – “Но следует стремиться к постижению именно истины”. – “Почтенный, я стремлюсь к постижению истины”.

СЕМНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, когда познают, то говорят истину. Непознающий не говорит истины, – лишь познающий говорит истину. Но следует стремиться к постижению именно познания”. – “Почтенный, я стремлюсь к постижению познания”.

ВОСЕМНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, когда мыслят, то познают. Не мысля, не познают, – лишь мысля, познают. Но следует стремиться к постижению именно мысли”. – “Почтенный, я стремлюсь к постижению мысли”.

ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, когда верят, то мыслят. Не веря, не мыслят, – лишь веря, мыслят. Но следует стремиться к постижению именно веры”. – “Почтенный, я стремлюсь к постижению веры”.

ДВАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, когда стойки, то верят. Не будучи стойкими, не верят, – лишь будучи стойкими, верят. Но следует стремиться к постижению именно стойкости”. – “Почтенный, я стремлюсь к достижению стойкости”.

ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, когда действуют, то стойки. Не действуя, не стойки, – лишь действуя, стойки. Но следует стремиться к постижению именно действия”. – “Почтенный, я стремлюсь к постижению действия”.

ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, когда испытывают счастье, то действуют. Не испытывая счастья, не действуют, – лишь испытывая счастье, действуют. Но следует стремиться к постижению именно счастья”. – “Почтенный, я стремлюсь к постижению счастья”.

ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, бесконечное – счастье. Нет счастья в малом, лишь бесконечное – счастье. Но следует стремиться к постижению именно бесконечного”. – “Почтенный, я стремлюсь к постижению бесконечного”.

ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

1. – “Где не видят ничего другого, не слышат ничего другого, не познают ничего другого – это бесконечное. Где же видят другое, слышат другое, познают другое – это малое. Поистине, бесконечное – это бессмертное, малое же – это смертное”. – “На чем, почтенный, основано [бесконечное]?” – “На своем величии или даже не на величии.

2. Коров и лошадей называют здесь “величием”, слонов и золото, рабов и жен, поля и дома. Я же этого не говорю, не говорю, – сказал он. – Ведь [в этом случае] одно основано на другом.

ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ ГЛАВА

1. Это [бесконечное] – внизу, оно наверху, оно позади, оно спереди, оно справа, оно слева, оно – весь этот [мир]. А теперь наставление о самом себе: я внизу, я наверху, я позади, я спереди, я справа, я слева, я – весь этот [мир].

2. А теперь – наставление об Атмане: Атман внизу, Атман наверху, Атман позади, Атман спереди, Атман справа, Атман слева, Атман – весь этот [мир]. Поистине, тот, кто видит так, мыслит так, познает так, имеет наслаждение в Атмане, удовольствие в Атмане, сочетание с Атманом, блаженство в Атмане. Он сам становится владыкой, во всех мирах он способен действовать, как пожелает. Те же, которые полагают иначе, имеют [над собой] других владык, достигают гибнущих миров; во всех мирах они неспособны действовать, как пожелают.

ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ ГЛАВА

1. Поистине, для того, кто видит так, мыслит так, познает так, из Атмана происходит жизненное дыхание, из Атмана – надежда, из Атмана – память, из Атмана – пространство, из Атмана – жар, из Атмана – вода, из Атмана – появление и исчезновение, из Атмана – пища, из Атмана – сила, из Атмана – познание, из Атмана – созерцание, из Атмана – мысль, из Атмана – воля, из Атмана – разум, из Атмана – речь, из Атмана – имя, из Атмана – священные тексты, из Атмана – деяния, из Атмана – и все это.

2. Об этом такой стих:
Видящий [это] не видит ни смерти,
Ни болезни, ни страдания.
Видящий [это] видит все,
Он всюду достигает всего.
Он бывает одним, бывает тремя, пятью,
Семью и девятью, и еще он назван одиннадцатью,
И ста одиннадцатью, и двадцатью тысячами.

Когда чиста пища, то чиста природа; когда чиста природа, то крепка память; когда сохраняется [крепкой] память, то [приходит] освобождение от всех уз”.

[Так] тому, кто очищен от грязи, почтенный Санаткумара указывает берег по ту сторону тьмы. И того зовут “Сканда”, того зовут “Сканда”.

ВОСЬМАЯ ЧАСТЬ

ПЕРВАЯ ГЛАВА

1. В этом граде Брахмана [существует] обиталище – малый лотос, в этом [обиталище] – малое пространство. То, что [находится] внутри него, и надо искать, то, поистине, и надо стремиться познать.

2. И если [ученики] скажут ему: “В этом граде Брахмана [существует] обиталище – малый лотос, в этом [обиталище] – малое пространство. Что же там такое находится, что надо искать, что, поистине, надо стремиться познать?”, –

3. то пусть он скажет: “Поистине, сколь велико это пространство, столь велико и пространство внутри сердца. В нем заключены оба – небо и земля, оба – огонь и ветер, оба – солнце и луна, молния и звезды; и то, что есть здесь у него, и то, чего нет, – все это заключено в нем”.

4. И если скажут ему: “Если в этом граде Брахмана заключено все – и все существа, и все желания, – что же остается от [всего] этого, когда он достигает старости или гибнет?”, –

5. то пусть он скажет: “Он [град Брахмана] не стареет со старостью [тела], он не гибнет с его смертью. Это истинный град Брахмана, в нем заключены желания. Это Атман, лишенный зла, свободный от старости, от смерти, от печали, От голода, от жажды, чье желание – истина, чья воля – истина. Ибо подобно тому, как творения следуют здесь приказанию и живут тем, к чему каждый стремится, будь то страна или участок поля…

6. Подобно тому, как гибнет здесь мир, приобретенный деянием, так же гибнет мир, приобретенный добрым [деянием]. И те, которые уходят отсюда, не познав Атмана и этих истинных желаний, не способны действовать, как желают, во всех мирах. Те же, которые уходят отсюда, познав Атмана и эти истинные желания, способны действовать, как желают, во всех мирах”.

ВТОРАЯ ГЛАВА

1. Если он желает мира отцов, то по одной его воле [перед ним] встают отцы. Наделенный этим миром отцов он счастлив.

2. И если он желает мира матерей, то по одной его воле [перед ним] встают матери. Наделенный этим миром матерей он счастлив.

3. И если он желает мира братьев, то по одной его воле [перед ним] встают братья. Наделенный этим миром братьев он счастлив.

4. И если он желает мира сестер, то по одной его воле [перед ним] встают сестры. Наделенный этим миром сестер он счастлив.

5. И если он желает мира друзей, то по одной его воле [перед ним] встают друзья. Наделенный этим миром друзей он счастлив.

6. И если он желает мира благовоний и гирлянд, то по одной его воле [перед ним] встают благовония и гирлянды. Наделенный этим миром благовоний и гирлянд он счастлив.

7. И если он желает мира еды и питья, то по одной его воле [перед ним] встают еда и питье. Наделенный этим миром еды и питья он счастлив.

8. И если он желает мира пения и музыки, то по одной его воле [перед ним] встают пение и музыка. Наделенный этим миром пения и музыки он счастлив.

9. И если он желает мира женщин, то по одной его воле [перед ним] встают женщины. Наделенный этим миром женщин он счастлив.

10. К чему он ни стремится, какой [предмет] желания ни желает, – по одной его воле тот встает [перед ним]. Наделенный им он счастлив.

ТРЕТЬЯ ГЛАВА

1. Эти истинные желания покрыты обманчивым, [хотя и] истинные – они имеют обманчивый покров. И когда кто-либо из [близких человека] умирает, то его не могут [больше] воспринять здесь зрением.

2. Тех же своих [близких], которые живы и которые мер вы, и то другое, что он желает, но не получает, он находит, уйдя туда, ибо там – его истинные желания, покрытые обманчивым. Подобно тому как люди, не знающие [истинного] местонахождения, снова и снова проходят над спрятанным [в земле] золотым сокровищем, не находя его, так же и все эти творения день за днем идут в мир Брахмана, не находя [его], ибо им препятствует обманчивое.

3. Поистине, он – это Атман в сердце. Вот его объяснения: “”в сердце – он”, поэтому он – “хридаям””. Поистине, знающий это день за днем достигает небесного мира.

4. И это совершенное успокоение, которое, возникши из этого тела и достигнув высшего света, появляется в своем образе, и есть Атман, – сказал он, – это бессмертное, это бесстрашное, это Брахман”.

Поистине, имя этого Брахмана – “сатиям” – [действительное].

5. Поистине, это три слога: са-ти-ям. “Са” – это бессмертное, “ти” – это смертное, “ям” соединяет оба. Им соединяют оба, поэтому [оно] – “ям”. Поистине, знающий это день за днем достигает небесного мира.