ДВАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. Затем, когда он совершает второе подношение, то пусть совершает его [со словами]: “Дыханию, разлитому по телу, – благословение!” [Так] удовлетворяется дыхание, разлитое по телу.

2. Когда удовлетворяется дыхание, разлитое по телу, то удовлетворяется ухо. Когда удовлетворяется ухо, то удовлетворяется луна. Когда удовлетворяется луна, то удовлетворяются страны света. Когда удовлетворяются страны света, то удовлетворяется все, что находится под странами света и луной. Вслед за удовлетворением этого [всего сам жертвователь] удовлетворяется потомством, скотом, поеданием пищи, жаром, светом божественного здания.

ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ ГЛАВА

1. Затем, когда он совершает третье подношение, то пусть совершает его [со словами]: “Дыханию, идущему вниз, благословение!” [Так] удовлетворяется дыхание, идущее вниз.

2. Когда удовлетворяется дыхание, идущее вниз, то удовлетворяется речь. Когда удовлетворяется речь, то удовлетворяется огонь. Когда удовлетворяется огонь, то удовлетворяется земля. Когда удовлетворяется земля, то удовлетворяется все, что находится под землей и огнем. Вслед за удовлетворением этого [всего сам жертвователь] удовлетворяется потомством, скотом, поеданием пищи, жаром, светом божественного знания.

ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ ГЛАВА

1. Затем, когда он совершает четвертое подношение, то пусть совершает его [со словами]: “Общему дыханию – благословение!” [Так] удовлетворяется общее дыхание.

2. Когда удовлетворяется общее дыхание, то удовлетворяется разум. Когда удовлетворяется разум, то удовлетворяется дождевое облако. Когда удовлетворяется дождевое облако, то удовлетворяется молния. Когда удовлетворяется молния, то удовлетворяется все, что находится под молнией и дождевым облаком. Вслед за удовлетворением этого [всего сам жертвователь] удовлетворяется потомством, скотом, поеданием пищи, жаром, светом божественного знания.

ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ ГЛАВА

1. Затем, когда он совершает пятое подношение, то пусть совершает его [со словами]: “Дыханию, идущему, вверх, – благословение!” [Так] удовлетворяется дыхание, идущее вверх.

2. Когда удовлетворяется дыхание, идущее вверх, то удовлетворяется кожа. Когда удовлетворяется кожа, то удовлетворяется ветер. Когда удовлетворяется ветер, то удовлетворяется пространство. Когда удовлетворяется пространство, то удовлетворяется все, что находится под ветром и пространством. Вслед за удовлетворением этого [всего сам жертвователь] удовлетворяется потомством, скотом, поеданием пищи, жаром, светом божественного знания.

ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

1. Кто совершает агнихотру, не зная этого, тот словно удаляет [пылающие] угли и совершает подношение на пепле.

2. У того же, кто совершает агнихотру, зная это, совершается подношение во всех мирах, во всех существах, во всех Атманах.

3. Подобно тому, как сгорает положенный в огонь кончик тростника, так сгорают все грехи того, кто совершает агнихотру, зная это.

4. Поэтому, если знающий это предлагает остаток пищи даже чандале, то он совершает [этим] подношение Атману Вайшванаре. Об этом такой стих:

5. Подобно тому как голодные дети
Ищут прибежища вокруг матери,
Так все существа
Ищут прибежища в агнихотре,
Ищут прибежища в агнихотре”.

ШЕСТАЯ ЧАСТЬ

ПЕРВАЯ ГЛАВА

1. Жил [некогда] Шветакету Арунея. Отец сказал ему: “Шветакету! Веди жизнь ученика. Поистине, дорогой, нет никого в нашем роду, кто не изучал бы [веды] и был брахманом лишь по происхождению”.

2. И, став учеником в двенадцать лет, тот вернулся двадцати четырех лет, изучив все веды, самодовольный, мнящий себя ученым, гордый. Отец сказал ему: “Шветакету, дорогой, раз ты столь самодоволен, мнишь себя ученым и горд, то спросил ли ты о том наставлении,

3. благодаря которому неуслышанное становится услышанным, незамеченное – замеченным, неузнанное – узнанным?” – “Что же это за наставление, почтенный?”

4. – “Подобно тому, дорогой, как по одному комку глины узнается “все сделанное из глины, [ибо всякое] видоизменение – лишь имя, основанное на словах, действительное же – глина;

5. подобно тому, дорогой, как по одному куску золота узнается все сделанное из золота, [ибо всякое] видоизменение – лишь имя, основанное на словах, действительное же – золото;

6. подобно тому, дорогой, как по одному ножику для ногтей узнается все сделанное из железа, [ибо всякое] видоизменение – лишь имя, основанное на словах, действительное же – железо, – таково, дорогой, и это наставление”.

7. – “Поистине, те почтенные [учители] не знали этого, – [сказал Шветакету], – ибо если бы они знали, то неужели не сказали бы мне? Поведай же мне об этом, почтенный”. – “Хорошо, дорогой, – сказал [отец].

ВТОРАЯ ГЛАВА

1. – Вначале, дорогой, [все] это было Сущим, одним, без второго. Некоторые говорят: “Вначале [все] это было не Сущим, одним, без второго. Из этого не Сущего родилось Сущее”.

2. Но как же, дорогой, могло это быть? Как из не Сущего родилось Сущее? Нет, вначале, дорогой, [все] это было Сущим, одним, без второго.

3. Оно подумало: “Да стану я многочисленным, да вырасту я!” Оно сотворило жар. Жар подумал: “Да стану я многочисленным, да вырасту я!” Он сотворил воду. Поэтому когда человек горюет или потеет, то это из жара рождается вода.

4. Эта вода подумала: “Да стану я многочисленной, да вырасту я!” Она сотворила пищу. Поэтому, где бы ни шел дождь, там бывает обильная пища. Это из воды рождается пища для питания.

ТРЕТЬЯ ГЛАВА

1. И у этих существ есть три породы: рожденные из яйца, рожденные от живых, рожденные из ростка.

2. Это божество подумало: “Что же – да войду я с помощью живого Атмана в эти три божества и явлю имена и формы.

3. Да сделаю я каждое из них тройным”, И это божество с помощью живого Атмана вошло в эти три божества и явило имена и формы.

4. Оно сделало каждое из них тройным. Узнай же от меня, дорогой, о том, как каждое из этих божеств стало тройным.

ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

1. Красный образ огня – это образ жара, белый – [образ] воды, черный – пищи. [Так] из огня ушло качество огня, [ибо это] видоизменение – лишь имя, основанное на словах; действительное же – три образа.

2. Красный образ солнца – это образ жара, белый – [образ] воды, черный – пищи. [Так] из солнца ушло качество солнца, [ибо это] видоизменение – лишь имя, основанное на словах; действительное же – три образа.

3. Красный образ луны – это образ жара, белый – [образ] воды, черный – пищи. [Так] из луны ушло качество луны, [ибо это] видоизменение – лишь имя, основанное на словах; действительное же – три образа.

4. Красный образ молнии – это образ жара, белый – [образ] воды, черный – пищи. [Так] из молнии ушло качество молнии, [ибо это] видоизменение – лишь имя, основанное на словах; действительное же – три образа.

5. И поистине, знающие это великие домохозяева, великие знатоки вед древности говорили: “Теперь никто не назовет нам ничего неуслышанного, незамеченного, неузнанного.” Ибо благодаря этим [трем образам] они узнали [все].

6. Они узнали то, что казалось красным, – это образ жара. Они узнали то, что казалось белым, – это образ воды. Они узнали то, что казалось черным, – это образ пищи.

7. Они узнали то, что казалось неузнанным, – это совокупность этих трех божеств. Узнай же от меня, дорогой, как каждое из этих трех божеств, достигнув человека, стало тройным.

ПЯТАЯ ГЛАВА

1. Поглощенная пища разделяется на три части. Ее грубейшая часть становится калом, средняя – мясом, тончайшая – разумом.

2. Вылитая вода разделяется на три части. Ее грубейшая часть становится мочой, средняя – кровью, тончайшая – дыханием.

3. Поглощенный жар разделяется на три части. Его грубейшая часть становится костью, средняя – мозгом, тончайшая – речью.

4. Ибо разум, дорогой, состоит из пищи, дыхание состоит из воды, речь состоит из жара.” – “Учи меня дальше, почтенный!” – [сказал Шветакету], “Хорошо, дорогой, – сказал он.

ШЕСТАЯ ГЛАВА

1. – Когда сбивают молоко, дорогой, то тонкая [его сущность] поднимается вверх, она становится маслом.

2. И точно так же, дорогой, когда поглощают пищу, то тонкая [ее сущность] поднимается вверх, она становится разумом.

3. Когда пьют воду, дорогой, то тонкая [ее сущность] поднимается вверх, она становится дыханием.

4. Когда поглощают жар, дорогой, то тонкая [его сущность] поднимается вверх, она становится речью.

5. Ибо разум, дорогой, состоит из пищи, дыхание состоит из воды, речь состоит из жара”. – “Учи меня дальше, почтенный!” – [сказал Шветакету]. “Хорошо, дорогой”, – сказал он.

СЕДЬМАЯ ГЛАВА

1. – Человек, дорогой, состоит из шестнадцати частей. Пятнадцать дней ничего не ешь, пей же вволю. Дыхание состоит из воды, и оно не пресекается у пьющего.

2. Пятнадцать дней тот ничего не ел и затем приблизился к нему [со словами]: “Что же мне говорить?” – “Ричи, дорогой, яджусы, саманы”. Тот сказал: “Поистине, они не приходят мне на ум”.

3. [Отец] сказал ему: “Подобно тому, дорогой, как от большого разожженного [огня] остается один уголек величиной со светлячка, и с его помощью нельзя много сжечь, так, дорогой, из шестнадцати твоих частей осталась лишь одна часть, и ты не можешь теперь с ее помощью постичь веды. Ешь – тогда ты поймешь меня”.

4. Тот поел, затем приблизился к нему и ответил ему на все, о чем тот спрашивал.

5. И [отец] сказал ему: “Подобно тому, дорогой, как от большого разожженного [огня] остается один уголек величиной со светлячка, и когда его разжигают, покрыв травой, то с его помощью можно много сжечь,

6. так, дорогой, из шестнадцати твоих частей осталась лишь одна часть, и, покрыв ее пищей и разжегши, ты можешь теперь с ее помощью постичь веды. Ибо разум, дорогой, состоит из пищи, дыхание состоит из воды, речь состоит из жара”. И это [Шветакету] узнал от него, узнал [от него].

ВОСЬМАЯ ГЛАВА

1. Уддалака Аруни сказал [своему] сыну Шветакету: “Узнай от меня, дорогой, об истинной природе сна. Когда человек, как это, называют, спит, то он, дорогой, достигает тогда [высшего] бытия, достигает самого себя. Поэтому и говорят: “Он спит”, ибо он достигает самого себя.

2. Подобно тому, как привязанная за веревку птица, устремляясь в разные стороны и не зная, где пристроиться, находит прибежище там, где она привязана, так, дорогой, и этот разум, устремляясь в разные стороны и не зная, где при строиться, находит прибежище в дыхании. Ибо разум, дорогой, привязан к дыханию.

3. Узнай от меня, дорогой, о голоде и жажде. Когда человек, как это называют, голоден, то это вода уводит съеденное [им]. И как [говорят]: “уводящий коров, уводящий лошадей, уводящий людей”, так говорят и о воде: “уводящая пищу”. Знай, дорогой, что там поднимается этот росток [-тело], ибо он не может быть без корня.

4. И где еще мог бы быть его корень, как не в пище? И так же, дорогой, если пища – росток, ищи корень в воде. Если вода – росток, дорогой, ищи корень в жаре. Если жар – росток, дорогой, ищи корень в Сущем. Все эти творения, дорогой, имеют корень в Сущем, прибежище в Сущем, опору в Сущем.

5. Далее, когда человек, как это называют, испытывает жажду, то это жар уводит выпитое. И как [говорят]: “уводящий коров, уводящий лошадей, уводящий людей”, так говорят и о жаре: “уводящий воду”. Знай, дорогой, что там поднимается этот росток, ибо он не может быть без корня.

6. И где еще мог бы быть его корень, как не в воде? Если вода – росток, дорогой, ищи корень в жаре. Если жар – росток, дорогой, ищи корень в Сущем. Все эти творения, дорогой, имеют, корень в Сущем, прибежище в Сущем, опору в Сущем. О том, дорогой, как каждое из этих трех божеств, достигнув человека, стало тройным, было сказано раньше. И когда, дорогой, этот человек умирает, то его речь погружается в разум, разум – в дыхание, дыхание – в жар, жар – а высшее божество.

7. И эта тонкая [сущность] – основа всего существующего, То – действительное, То – Атман. Ты – одно с Тем, Шветакету!” – “Учи меня дальше, почтенный!” – [сказал Шветакету]. “Хорошо, дорогой, – сказал он.

ДЕВЯТАЯ ГЛАВА

1. – Подобно тому, дорогой, как пчелы, приготовляя мед, собирают соки различных деревьев и делают из них один сок,

2. и эти [соки] не различают себя там, [говоря]: “Я – сок этого дерева! Я – сок того дерева!”, так же точно, дорогой, и все эти существа, достигнув Сущего, не знают, что они достигли Сущего.

3. Кем они ни бывают здесь – тигром, или львом, или волком, или кабаном, или червем, или крылатым насекомым или слепнем, или мошкой, – тем они и становятся [вновь].

4. И эта тонкая [сущность] – основа всего существующего, То – действительное, То – Атман. Ты – одно с Тем, Шветакету!” – “Учи меня дальше, почтенный!” – “Хорошо, дорогой, – сказал он.

ДЕСЯТАЯ ГЛАВА

1. – Эти восточные реки, дорогой, текут на запад, западные – на восток. Они идут из моря в море, они становятся самим морем. И подобно тому, как они не знают там [о себе] “Я – эта [река]. Я – та [река]”,

2. так же точно, дорогой, и все эти существа, придя из Сущего, не знают, что они пришли из Сущего. Кем они ни бывают здесь – тигром, или львом, или волком, или кабаном, или червем, или крылатым насекомым, или слепнем, или мошкой, – тем они и становятся [вновь].

3. И эта тонкая [сущность] – основа всего существующего, То – действительное, То – Атман. Ты – одно с Тем, Шветакету!” – “Учи меня дальше, почтенный!” – “Хорошо, дорогой, – сказал он.

ОДИННАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – Если бы, дорогой, ударили по корню этого большого дерева, то оно истекало бы [древесным соком], продолжая жить. Если бы ударили по середине, то оно истекало бы, продолжая жить. Если бы ударили по верхушке, то оно истекало бы, продолжая жить. Будучи проникнуто живым Атманом, оно прочно стоит, постоянно поглощая влагу и пребывая в радости.

2. И если жизнь покидает одну его ветвь, та засыхает, если покидает вторую – та засыхает; если покидает третью – та засыхает; если покидает все [дерево] – то все оно засыхает. Знай же, дорогой, что это так, – сказал он.

3. – Поистине, покинутое жизнью, это [существо] умирает, но [сама] жизнь не умирает. И эта тонкая [сущность] – основа всего существующего, То – действительное, То – Атман. Ты – одно с Тем, Шветакету!” – “Учи меня дальше, почтенный!” – “Хорошо, дорогой, – сказал он.

ДВЕНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – Принеси сюда плод ньягродхи”. – “Вот он, почтенный”. – “Разломи его”. – “Он разломан, почтенный”. – “Что ты видишь в нем?” – “Эти маленькие семена, почтенный”. – “Разломай же одно из них”. – “Оно разломлено, почтенный”. – “Что ты видишь в нем?” – “Ничего, почтенный”.

2. И он сказал ему: “Поистине, дорогой, вот – тонкая [сущность], которую ты не воспринимаешь; поистине, дорогой, благодаря этой тонкой [сущности] существует эта большая ньягродха. Верь этому, дорогой.

3. И эта тонкая [сущность] – основа всего существующего, То – действительное, То – Атман. Ты – одно с Тем, Шветакету!” – “Учи меня дальше, почтенный!” – “Хорошо, дорогой, – сказал он.

ТРИНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – Положи эту соль в воду и приди ко мне утром”. И тот так и сделал. [Отец] сказал ему: “Принеси-ка ту соль, которую ты вечером положил в воду”. И, поискав, он не нашел [соли], ибо она растворилась.

2. [Отец сказал:] Попробуй-ка эту [воду] сверху – какая она?” – “Соленая”. – “Попробуй со дна – какая она?” – “Соленая”. – “Попробуй с середины – какая она?” – “Соленая”. – “Оставь ее и приблизься ко мне”. И тот так и сделал и сказал: “Она все время одинакова”. [Отец] сказал ему: “Поистине, дорогой, ты не воспринимаешь здесь Сущего, [но] здесь оно и есть.

3. И эта тонкая [сущность] – основа всего существующего, То – действительное, То – Атман. Ты – одно с Тем, Шветакету!” – “Учи меня дальше, почтенный!” – “Хорошо, дорогой, – сказал он.

ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – Подобно тому, дорогой, как если человека уведут с завязанными глазами из [страны] гандхарцев и затем оставят его в безлюдном месте, и он будет восклицать, [поворачиваясь] то к востоку, то к северу, то к югу, то к западу: “Меня привели сюда с завязанными глазами, меня оставили здесь с завязанными глазами!” –

2. и если, сняв с него повязку, ему скажут: “В той стороне – гандхарцы, иди в ту сторону”, то, спрашивая [дорогу] от деревни к деревне, сведущий и рассудительный, он достигнет гандхарцев,- точно так же и здесь человек, имеющий наставника, знает: “Я буду в этом [мире], пока не освобожусь, затем я достигну [цели]”.

3. И эта тонкая [сущность] – основа всего существующего, То – действительное, То – Атман, Ты – одно с Тем, Шветакету!” – “Учи меня дальше, почтенный”. – “Хорошо, дорогой, – сказал он.

ПЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – Так, дорогой, вокруг [смертельно] больного человека собираются родные [и спрашивают]: “Ты узнаешь меня? Ты узнаешь меня?” И пока его речь не погружается в разум, разум – в дыхание, дыхание – в жар, жар – в высшее божество, до тех пор он узнает [их].

2. Когда же его речь погружается в разум, разум – в дыхание, дыхание – в жар, жар – в высшее божество, то он не узнает [их].

3. И эта тонкая [сущность] – основа всего существующего. То – действительное, То – Атман. Ты – одно с Тем, Шветакету!” – “Учи меня дальше, почтенный”. – “Хорошо, дорогой, – сказал он.

ШЕСТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

1. – Так, дорогой, схватив за руки, ведут человека [говоря]: “Он утащил, он совершил воровство, раскалите для него топор!” И если он совершил это [воровство], то он делает себя лжецом. Стремящийся к лжи, покрыв себя ложью, он берется за раскаленный топор. Он обжигается, и тогда его убивают.

2. Если же он не совершил этого [воровства], то он делает себя правдивым. Стремящийся к правде, покрыв себя правдой, он берется за раскаленный топор. Он не обжигается, и тогда его освобождают.

3. То, что он не обжигается при этом, и есть основа всего существующего, То – действительное, То – Атман. Ты – одно с Тем, Шветакету!” Вот что тот узнал от него, узнал [от него].

СЕДЬМАЯ ЧАСТЬ

ПЕРВАЯ ГЛАВА

1. “Обучи меня, почтенный”, – [с такими словами] Нарада приблизился к Санаткумаре. Тот сказал ему: “Приблизься ко мне с тем, что ты знаешь, – тогда я поведаю тебе [о том, что есть] сверх этого”.

2. – “Почтенный, я знаю Ригведу, Яджурведу, Самаведу, Атхарвану – четвертую [веду], итихасу и пураны – пятую, веду вед, правила почитания предков, науку чисел, искусство предсказаний, хронологию, логику, правила поведения, этимологию, науку о священном знании, науку о демонах, военную науку, астрономию, науку о змеях и низших божествах. Вот что, почтенный, я знаю.

3. Однако, почтенный, я знаю [во всем этом] лишь слова и не знаю Атмана. От подобных [тебе], почтенный, я слыхал: “Знающий Атмана преодолевает скорбь”. Я же скорблю, почтенный. Так уведи меня, почтенный, за пределы скорби”. Тот сказал ему: “Поистине, то, что ты изучил, – лишь имя.

4. Поистине, лишь имя – Ригведа, Яджурведа, Самаведа, Атхарвана – четвертая [веда], итихаса и пураны – пятая, веда вед, правила почитания предков, наука чисел, искусство предсказаний, хронология, логика, правила поведения, этимология, наука о священном знании, наука о демонах, военная наука, астрономия, наука о змеях и низших божествах – [все] это лишь имя. Почитай имя!

5. Тот, кто почитает имя, как Брахмана, способен действовать, как желает, в тех пределах, до которых простирается

6. имя; [таков тот], кто почитает имя, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем имя?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем имя”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ВТОРАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, речь – большее, чем имя. Поистине, речь доставляет знание Ригведы, Яджурведы, Самаведы, Атхарваны – четвертой [веды], итихасы и пуран – пятой, веды вед, правил почитания предков, науки чисел, искусства предсказаний, хронологии, логики, правил поведения, этимологии, науки о священном знании, науки о демонах, военной науки, астрономии, науки о змеях и низших божествах; [доставляет знание] неба и земли, ветра и пространства, вод и жара, богов и людей, скотов и птиц, трав, деревьев, [всех] животных, вплоть до червей, крылатых насекомых и муравьев; справедливости и несправедливости, истины и лжи, доброго и недоброго, приятного и неприятного. Поистине, если бы не было речи, то не доставлялось бы знания ни справедливости, ни несправедливости, ни истины, ни лжи, ни доброго, ни недоброго, ни приятного, ни неприятного. Ведь речь и доставляет знание всего этого. Почитай речь!

2. Тот, кто почитает речь, как Брахмана, способен действовать, как желает, в тех пределах, до которых простирается речь; [таков тот], кто почитает речь как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем речь?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем речь”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ТРЕТЬЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, разум – большее, чем речь. Поистине, подобно тому, как кулак охватывает два плода амалаки, или колы, или акши, так и разум охватывает речь и имя. Когда человек разумеет разумом: “Да изучу я священные тексты”, то он изучает; [когда разумеет:] “Да совершу я деяния”, то он совершает; [когда разумеет:] “Да пожелаю я потомство и скот”, то он желает; [когда разумеет:] “Да пожелаю этот и тот мир”, то он желает. Поистине, разум – Атман; поистине, разум – мир; поистине, разум – Брахман. Почитай разум!

2. Тот, кто почитает разум, как Брахмана, способен действовать, как желает, в тех пределах, до которых простирается разум; [таков тот], кто почитает разум, как Брахмана”.- “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем разум?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем разум”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, воля – большее, чем разум. Поистине, когда [человек] желает, то он разумеет, то он произносит речь, он произносит ее в имени. В имени становятся едиными священные тексты, в священных текстах – деяния.

2. И поистине, все они имеют средоточие в воле, сущность в воле, основание в воле. [Так] возникают небо и земля, воз икают ветер и пространство, возникают воды и жар. С их возникновением возникает дождь, с возникновением дождя возникает пища, с возникновением пищи возникают жизненные дыхания, с возникновением жизненных дыханий возникают священные тексты, с возникновением священных текстов возникают деяния, с возникновением деяний возникает мир, с возникновением мира возникает все. Это и есть воля. Почитай волю!

3. Тот, кто почитает волю, как Брахмана, поистине, достигает желанных миров; постоянный, [он достигает] постоянных [миров], твердо основанный – твердо основанных, неколеблющийся- неколеблющихся. В тех пределах, до которых простирается воля, способен действовать, как желает, тот, кто почитает волю, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем воля?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем воля”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ПЯТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, мысль – большее, чем воля. Поистине, когда [человек] мыслит, то он желает, то он разумеет, то он произносит речь, и он произносит ее в имени. В имени становятся едиными священные тексты, в священных текстах – деяния.

2. И поистине, все они имеют средоточие в мысли, сущность в мысли, основание в мысли. Поэтому, если даже много знающий лишен мысли, то о нем говорят: “Он – ничто, хоть и знает [много]; ведь, поистине, если бы он [действительно] знал, то не был бы до такой степени лишен мысли”. И [напротив], если мало знающий наделен мыслью, то его желают слушать. Ибо мысль – средоточие [всего] этого, мысль – сущность, мысль – основание. Почитай мысль!

3. Тот, кто почитает мысль, как Брахмана, достигает мыслимых миров; постоянный, [он достигает] постоянных [миров], твердо основанный – твердо основанных, неколеблющийся – неколеблющихся. В тех пределах, до которых простирается мысль, способен действовать, как желает, тот, кто почитает мысль, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что- либо большее, чем мысль?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем мысль”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.

ШЕСТАЯ ГЛАВА

1. – “Поистине, созерцание – большее, чем мысль. Земля словно созерцает, воздушное пространство словно созерцает, небо словно созерцает, воды словно созерцают, горы словно созерцают, боги и люди словно созерцают. Поэтому те из людей, которые достигают здесь величия, словно причастны [плодам] созерцания. Те, что ничтожны, предаются ссорам, клевете и злословию; те же, что возвышенны, словно причастны [плодам] созерцания. Почитай созерцание!

2. Тот, кто почитает созерцание, как Брахмана, способен действовать, как желает, в тех пределах, до которых простирается созерцание; [таков тот], кто почитает созерцание, как Брахмана”. – “Есть ли, почтенный, что-либо большее, чем созерцание?” – “Поистине, есть [нечто] большее, чем созерцание”. – “Поведай мне, почтенный, об этом”.