ВОСЬМАЯ БРАХМАНА

1. Тогда Вачакнави сказала: “Почтенные брахманы, я задам ему два вопроса. Если он ответит мне, то, поистине, никто из вас не превзойдет его в споре о Брахмане”. – “Спрашивай, Гарги”.

2. Она сказала: “Подобно тому как выступил бы сын героя из Каши, или Видехи, натянув ненатянутый лук и держа в руке две стрелы, [готовые] пронзить врага, – поистине, так, Яджнявалкья, я выступаю против тебя с двумя вопросами. Ответь мне на них”. [Яджнявалкья сказал:] “Спрашивай, Гарги”.

3. Она сказала: “На чем, Яджнявалкья, выткано вдоль и поперек то, что над небом, что под землей, что между небом и землей, что зовется и прошедшим, и настоящим, и будущим?”

4. Он сказал: “Гарги, то, что над небом, что под землей, что между небом и землей, что зовется и прошедшим, и настоящим, и будущим – это выткано вдоль и поперек на пространстве”.

5. Она оказала: “Поклонение тебе, Яджнявалкья, за то, что ты разъяснил мне это! Приготовься к другому [вопросу].” – “Спрашивай, Гарги”.

6. Она сказала: “На чем, Яджнявалкья, выткано вдоль и поперек то, что над небом, что под землей, что между небом и землей, что зовется и прошедшим, и настоящим, и будущим?”

7. Он сказал: “Гарги, то, что над небом, что под землей, что между небом и землей, что зовется и прошедшим, и настоящим, и будущим – это же выткано вдоль и поперек на пространстве”. – “А на чем же выткано вдоль и поперек пространство?”

8. Он сказал: “Поистине, Гарги, брахманы называют это Непреходящим. [Оно] ни велико, ни мало, ни коротко, ни длинно, ни красно, [как огонь], ни текуче, [как влага], ни окрашено, ни темно, оно ни ветер, ни пространство, [ни с чем] не связано, без вкуса, без запаха, без глаз, без ушей, безо рта, [оно] не имеет меры, не имеет ничего ни внутри, ни снаружи. Оно никого не поедает, и его никто не поедает.

9. Поистине, по воле этого Непреходящего, Гарги, занимают свое место солнце и луна. Поистине, по воле этого Непреходящего, Гарги, занимают свое место небо и земля. Поистине, по воле этого Непреходящего, Гарги, занимают свое место мгновенья, часы, дни и ночи, половины месяца, месяцы, времена года, годы. Поистине, по воле этого Непреходящего, Гарги, одни реки текут с белых гор на восток, другие – на запад, каждая в свою сторону. Поистине, по воле этого Непреходящего, Гарги, люди восхваляют дающего, боги следуют за жертвующим, предки – за [приношением] дарви.

10. Поистине, Гарги, кто, не зная это Непреходящее, совершает в этом мире подношения, приносит жертвы, предается подвижничеству многие тысячи лет, [заслуги] того имеют конец. Поистине, Гарги, кто, не зная это Непреходящее, уходит из этого мира, тот несчастен. Но тот, Гарги, кто, зная это Непреходящее, уходит из этого мира, тот – брахман.

11. Поистине, Гарги, это Непреходящее не видно и видит, не слышно и слышит, не мыслимо и мыслит, не познается и познает. Нет другого, кто видит, кроме него; нет другого, кто слышит, кроме него; нет другого, кто мыслит, кроме него; нет другого, кто познает, кроме него. На этом непреходящем, Гарги, и выткано вдоль и поперек пространство”.

12. Она сказала: “Почтенные брахманы, считайте великим [счастьем], если расстанетесь с ним, воздав ему поклонение. Поистине, никто из вас никогда не победит его в споре о Брахмане”.

И тогда Вачакнави умолкла.

ДЕВЯТАЯ БРАХМАНА

1. Тогда Видагдха Шакалья стал спрашивать его: “Яджнявалкья, сколько [существует] богов?” Он ответил согласно тому нивиду: “[Столько], сколько упомянуто в нивиде [хвалебного гимна] вишведевам – три и три сотни, и три, и три тысячи”. – “Так, – сказал тот, – сколько же в действительности богов, Яджнявалкья?” – “Тридцать три”. – “Так, – сказал тот, – сколько же в действительности богов, Ядж-нявалкья?” – “Шесть”. – “Так, – сказал тот, – сколько же в действительности богов, Яджнявалкья?” – “Три”. – “Так, – сказал тот, – сколько же в действительности богов, Яджнявалкья?” – “Два”. – “Так, – сказал тот, – сколько же в действительности богов, Яджнявалкья?” – “Один с половиной”. – “Так, – сказал тот, – сколько же в действительности богов, Яджнявалкья?” – “Один”. – “Так, – сказал тот, – каковы эти три и три сотни и три и три тысячи?”

2. Он сказал: “Это – лишь их проявления, в действительности же богов – тридцать три”. – “Каковы эти тридцать три?” – “Восемь васу, одиннадцать рудр, двенадцать – адитьев [составляют] тридцать один; с Индрой и Праджапати – тридцать три”.

3. “Каковы васу?” – “Огонь, земля, ветер, воздушное пространство, солнце, небо, луна, звезды – таковы васу. Ведь в них находится все это, поэтому [они зовутся] васу”.

4. “Каковы рудры?” – “Эти десять органов жизнедеятельности в пуруше и одиннадцатый – Атман. Когда они выходят из этого смертного тела, то заставляют [нас] плакать; оттого, что они заставляют плакать, [они зовутся] рудры”.

5. “Каковы адитьи?” – “Поистине, двенадцать месяцев года – это адитьи. Ведь они проходят, унося все это; от того, что они проходят, унося все это, [они зовутся] адитьи”.

6. “Каков Индра? Каков Праджапати?” – “Гром – это Индра, жертва – Праджапати”. – “Каков гром?” – “Удар молнии”. – “Какова жертва?” – “[Жертвенные] животные”.

7. “Каковы [эти] шесть?” – “Огонь, земля, ветер, воздушное пространство, солнце, небо – таковы шесть. Ведь все это составляют эти шесть”.

8. “Каковы эти три бога?” – “Эти три мира, ибо в них [существуют] все боги”. – “Каковы эти два бога?” – “Пища и дыхание”. – “Каков один с половиной?” – “Тот, кто дует”.

9 Говорят: “Ведь тот, кто дует – один; как же [он] – один с половиной?” [Ответ таков]: “Ведь все это возрастало в нем, поэтому [он] – один с половиной””. – “Каков один бог?” – “Дыхание. Он – Брахман, его зовут: То”.

10. [Шакалья сказал:] “Поистине, кто знает того пурушу, чье пристанище – земля, [чей] мир – огонь, [чей] свет – разум, высшую опору всякого Атмана, тот, Яджнявалкья, поистине, знающий”. [Яджнявалкья сказал:] “Поистине, я знаю того пурушу, о котором ты говоришь, – высшую опору всякого Атмана. Тот, пуруша, который – это тело, и есть он. Поведай же, Шакалья, кто его божество?” Тот сказал: “Бессмертное”.

11. Поистине, кто знает того пурушу, чье пристанище – желание, [чей] мир – сердце, [чей] свет – разум, высшую опору всякого Атмана, тот, Яджнявалкья, поистине, знающий”. [Яджнявалкья сказал:] “Поистине, я знаю того пурушу, о котором ты говоришь, – высшую опару Атмана. Тот пуруша, который состоит из желания, и есть он. Поведай же, Шакалья, кто его божество?” Тот сказал: “Женщины.

12. Поистине, кто знает того пурушу, чье пристанище – образы, [чей] мир – глаз, [чей] свет – разум, высшую опору всякого Атмана, тот, Яджнявалкья, поистине, знающий”. [Яджнявалкья сказал:] “Поистине, я знаю того пурушу, о котором ты говоришь, – высшую опору всякого Атмана. Тот пуруша, который в солнце, и есть он. Поведай же, Шакалья, кто его божество?” Тот сказал: “Действительное.

13. Поистине, кто знает того пурушу, чье пристанище – пространство, [чей] мир – ухо, [чей] свет – разум, высшую опору всякого Атмана, тот, Яджнявалкья, поистине, знающий”. [Яджнявалкья сказал:] “Поистине, я знаю того пурушу, о котором ты говоришь, – высшую опору всякого Атмана. Тот пуруша, который – слух и отзвук, и есть он. Поведай же, Шакалья, кто его божество?” Тот сказал: “Страны света.

14. Поистине, кто знает того пурушу, чье пристанище – темнота, [чей] мир – сердце, [чей] свет – разум, высшую опору всякого Атмана, тот, Яджнявалкья поистине, знающий”. [Яджнявалкья сказал:] “Поистине, я знаю того пурушу, о котором ты говоришь, – высшую опору всякого Атмана. Тот пуруша, который состоит из тени, и есть он. Поведай же, Шакалья, кто его божество?” – Тот сказал: “Смерть.

15. Поистине, кто знает того пурушу, чье пристанище – образы, [чей] мир – глаз, [чей] свет – разум, высшую опору всякого Атмана, тот, Яджнявалкья, поистине, знающий”. – [Яджнявалкья сказал:] “Поистине, я знаю того пурушу, о котором ты говоришь, – высшую опору всякого Атмана. Тот пуруша, который в зеркале, и есть он. Поведай же, Шакалья, кто его божество?” Тот оказал: “Жизнь.

16. Поистине, кто знает того пурушу, чье пристанище – вода, [чей] мир – сердце, [чей] свет – разум, высшую опору всякого Атмана, тот, Яджнявалкья, поистине, знающий”. [Яджнявалкья сказал:] “Поистине, я знаю того пурушу, о котором ты говоришь, – высшую опору всякого Атмана. Тот пуруша, который в воде, и есть он. Поведай же, Шакалья, кто его божество?” Тот сказал: “Варуна.

17. Поистине, кто знает того пурушу, чье пристанище – семя, [чей] мир – сердце, [чей] свет – разум, высшую опору всякого Атмана, тот, Яджнявалкья, поистине, знающий”. [Яджнявалкья сказал:] “Поистине, я знаю того пурушу, о котором ты говоришь, – высшую опору всякого Атмана. Тот пуруша который состоит из сына, и есть он. Поведай, же, Шакалья, кто его божество?” Тот сказал: “Праджапати”.

18. “Шакалья, – сказал Яджнявалкья, – неужели эти брахманы заставили тебя гасить пылающие угли?”

19. “Яджнявалкья, – сказал Шакалья, – какого же ты знаешь Брахмана, если одолел в споре брахманов из Куру и Панчалы?” [Яджнявалкья ответил:] “Я знаю страны света вместе с богами и с основаниями”. – “Если ты знаешь страны света вместе с богами и с основаниями,

20. Кто твое божество в восточной стране света?” [Яджнявалкья сказал:] “Божество Адитья”. – “На чем основан этот Адитья?” – “На глазе”. – “На чем основан глаз?” – “На образах, ибо глазом видят образы”. – “На чем же основаны образы?” – “На сердце, – сказал [Яджнявалкья],- ибо сердцем познают образы, ведь на сердце бывают основаны образы”. – “Это так, Яджнявалкья.

21. Кто твое божество в южной стране света?” – [Яджнявалкья сказал:] “Божество Яма”. – “На чем основан этот Яма?” – “На жертве”. – “На чем же основана жертва?” – “На даянии жрецам”. – “На чем же основано даяние жрецам?” – “На вере, ибо, когда верят, то дают даяния жрецам; ведь на вере основано даяние жрецам”. – “На чем же основана вера?” – “На сердце, – сказал [Яджнявалкья], – Ибо сердцем познают веру, ведь на сердце бывает основана вера”. – “Это так, Яджнявалкья.

22. Кто твое божество в западной стране света?” – Божество Варуна”. – “На чем основан этот Варуна?” – “На воде”. – “На чем же основана вода?” – “На семени”. – “На чем же основано семя?” – “На сердце, – сказал [Яджнявалкья], – поэтому и говорят о сыне, похожем [на отца], что он словно выскользнул из [его] сердца, словно создан из [его] сердца; ведь на сердце бывает основано семя”. – “Это так, Яджнявалкья.

23. Кто твое божество в северной стране света?” – “Божество Сома”. – “На чем основан этот Сома?” – “На обряде посвящения”. – “На чем же основан обряд посвящения?” – “На действительном. Поэтому и обращаются к посвященному: “Говори то, что действительно”. Ведь на действительном основан обряд посвящения”. – “На чем же основано действительное?” – “На сердце, – сказал [Яджнявалкья], – ибо сердцем познают действительное; ведь на сердце бывает основано действительное”. – “Это так, Яджнявалкья.

24. Кто твое божество в зените?” – “Божество Агни”. – “На чем основан этот Агни?” – “На речи”. – “На чем же основана речь?” – “На сердце”. – “На чем же основано сердце?”

25. “Неразумный ты, – сказал Яджнявалкья, – что думаешь, будто оно в другом месте, а не в нас самих. Ведь, если бы оно было в другом месте, а не в нас самих, то его сожрали бы псы или разорвали птицы”.

26. [Шакалья спросил:] “На чем же основаны ты и Атман?” [Яджнявалкья ответил:] “На дыхании [в легких]”. – “На чем же основано дыхание [в легких]?” – “На дыхании, идущем вниз”. – “На чем же основано дыхание, идущее вниз?” – “На дыхании, разлитом по телу”. – “На чем же основано дыхание, разлитое по телу?” – “На дыхании, идущем вверх”. – “На чем же основано дыхание, идущее вверх?” – “На общем дыхании.

Он, этот Атман [определяется так]: “Не [это], не [это]”. [Он] непостижим, ибо не постигается; неразрушим, ибо не разрушается; неприкрепляем, ибо не прикрепляется; не связан, не колеблется, не терпит зла. Таковы восемь оснований, восемь миров, восемь богов, восемь пуруш. Кто, разъединяя и приводя назад пуруш, выходит за их пределы, – о том пуруше упанишад я спрашиваю тебя. Если ты не расскажешь мне о нем, у тебя отвалится голова”.

Шакалья не знал о нем, и у него отвалилась голова. И даже кости его растащили воры, приняв [их] за что-то другое.

27. Тогда [Яджнявалкья] сказал: “Почтенные брахманы! Кто из вас желает, пусть спрашивает меня или все спрашивайте меня; кто из вас желает, тало из вас я буду спрашивать или буду спрашивать всех вас”. И те брахманы не осмелились [ничего сказать].

28. И он спросил их такими стихами:

[1.] “Словно дерево, повелитель леса, таков, воистину, человек.

Его волосы – листья, кожа его – кора снаружи.

[2.] Из кожи его течет кровь, [как] сок из кожи

[дерева], Поэтому она выходят из раненого, как сок из поврежденного дерева.

[3] Мясо его – древесина, лыко – сухожилия, они крепки,

Кости – внутренность дерева, мозг создан подобным сердцевине.

[4.] Когда дерево срублено, оно поднимается от корня, снова обновленное.

Но [когда] смертный срублен смертью, от какого же корня он поднимается?

[5] Не говорите: “от семени”, – ведь оно возникает [лишь] у живого.

[Между тем], поистине, дерево, поднявшееся от зерна, явственно возрождается после смерти.

[6.] Когда дерево вырвут с корнем, оно не вырастет снова,

Но [когда] смертный срублен смертью, от какого же корня он поднимается?

[7.] Рожденный [однажды] не рождается [вновь], ибо кто породил бы его снова?

Брахман, [который] – познание и блаженство – высшая опора охотно приносящего дары,

[А также] твердо стоящего [рядом с Брахманом] и знающего его.

ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

ПЕРВАЯ БРАХМАНА

1.Джанака, [царь] Видехи, сидел, [давая аудиенцию]. Тогда приблизился Яджнявалкья. [Джанака] сказал ему: “Яджнявалкья, чего ради ты пришел – желая скота или тонких вопросов?” – “Затем и за другим, о царь, – сказал [Яджнявалкья], –

2. Дай нам услышать, что говорил тебе кто-нибудь [из твоих учителей]”. – “Джитван Шайлини говорил мне: “Поистине, речь – это Брахман””. – “Как говорил бы имеющий мать, имеющий отца, имеющий учителя, так говорил и Шайлини: “Поистине, речь – это Брахман”, ибо чем обладал бы лишенный [дара] речи? Но говорил ли он тебе о его [Брахмана] местопребывании и основе?” – “Он мне не говорил”. – “Этот [Брахман стоит] лишь на одной ноге, о царь”. – “Так говори же нам, Яджнявалкья” – “Речь и есть [его] местопребывание, пространство – основа; его следует почитать как познание”. – “Какова природа познания, Яджнявалкья?” – “Это речь, о царь, – сказал [Яджнявалкья]. – Поистине, благодаря речи, о царь, познается друг; Ригведа, Яджурведа, Самаведа, Атхарвангираса, итихаса, пураны, науки, упаншиады, шлоки, сутры, анувьякхьяны, вьякхьяны, жертвы, подношения, еда, питье, и этот мир, и тот мир, и все существа познаются, о царь, благодаря речи. Поистине, речь, о царь, – высший Брахман. Речь не покидает того, кто, зная это, почитает этого [Брахмана]; к нему приближаются все существа; став богом, он идет к богам”. – “Я дам тебе тысячу [коров] с быком, подобным [по величине] слону”, – сказал Джанака, [царь] Видехи. Яджнявалкья сказал: “Мой отец считал, что не следует принимать [даров], не обучив [ученика до конца].

3. Дай нам услышать, что говорил тебе кто-нибудь [из твоих учителей]”. – “Уданка Шаулбаяна говорил мне: “Поистине, жизненное дыхание – это Брахман””. – “Как говорил бы имеющий мать, имеющий отца, имеющий учителя, так говорил и Шаулбаяна: “Поистине, жизненное дыхание – это Брахман”, ибо чем обладал бы лишенный жизненного дыхания? Но говорил ли он тебе о его [Брахмана] местопребывании и основе?” – “Он мне не говорил”. – “Этот [Брахман стоит] лишь на одной ноге, о царь”. – “Так говори же нам, Яджнявалкья”. – “Жизненное дыхание и есть [его] местопребывание, пространство – основа, его следует почитать, как дорогое”. – “Какова природа дорогого, Яджнявалкья?” – “Это жизненное дыхание, о царь, – сказал [Яджнявалкья]. – Поистине, из любви к жизненному дыханию, о царь, [человек] приносит жертвы тому, для кого не следует приносить жертвы; принимает [дары] от того, от кого не следует принимать [даров]. Из любви к жизненному дыханию, о царь, [человек] даже страшится быть убитым, в какую бы страну он ни шел. Поистине, жизненное дыхание, о царь, – высший Брахман. Жизненное дыхание не покидает того, кто, зная это, почитает этого [Брахмана]; к нему приближаются все существа; став богом, он идет к богам”. – “Я дам тебе тысячу [коров] с быком, подобным [по величине] слону”, – сказал Джанака, [царь] Видехи. Яджнявалкья сказал: “Мой отец считал, что не следует принимать [даров], не обучив [ученика до конца].

4. Дай нам услышать, что говорил тебе кто-нибудь [из твоих учителей]”. – “Барку Варшина говорил мне: “Поистине, глаз – это Брахман””. – “Как говорил бы имеющий мать, имеющий отца, имеющий учителя, так говорил и Варшина: “Поистине, глаз – это Брахман”, ибо чем обладал бы лишенный зрения? Но говорил ли он тебе о его [Брахмана] местопребывании и основе?” – “Он мне не говорил”. – “Этот [Брахман стоит] лишь на одной ноге, о царь”. – “Так говори же нам, Яджнявалкья”. – “Глаз и есть [его] местопребывание, пространство – основа, его следует почитать как действительное”. – “Какова природа действительного, Яджнявалкья?” – “Это глаз, о царь, – сказал [Яджнявалкья]. – Поистине, когда видящему глазом говорят: “ты видел?” и он говорит: “я видел”, то это и есть действительное. Поистине, глаз, о царь, – высший Брахман. Жизненное дыхание не покидает того, кто, зная это, почитает этого [Брахмана]; к нему приближаются все существа; став богом, он идет к богам”. – “Я дам тебе тысячу [коров] с быком, подобным [по величине] слону”, – сказал Джанака, [царь] Видехи. Яджнявалкья сказал: “Мой отец считал, что не следует принимать [даров], не обучив [ученика до конца].

5. Дай нам услышать, что говорил тебе кто-нибудь [из твоих учителей]”. – “Гардабхивипита Бхарадваджа говорил мне: “Поистине, ухо – это Брахман””. – “Как говорил бы имеющий мать, имеющий отца, имеющий учителя, так говорил и Бхарадваджа: “Поистине, ухо – это Брахман”” ибо чем обладал бы лишенный слуха? Но говорил ли он тебе о его [Брахмана] местопребывании и основе?” – “Он мне не говорил”. – “Этот [Брахман стоит] лишь на одной ноге, о царь”. – “Так говори же нам, Яджнявалкья”. – “Ухо и есть [его] местопребывание, пространство – основа, его следует почитать как бесконечное”. – “Какова природа бесконечного, Яджнявалкья?” – “Это страны света, о царь, – сказал [Яджнявалкья]. – Поистине, поэтому, о царь, в какую страну света [человек] ни идет, он не доходит до ее конца; ведь страны света бесконечны. Поистине, страны света, о царь, – ухо. Поистине, ухо, о царь, – высший Брахман. Ухо не покидает того, кто, зная это, почитает этого [Брахмана]; к нему приближаются все существа; став богом, он идет к богам”. – “Я дам тебе тысячу [коров] с быком, подобным [по величине] слону”, – сказал Джанака, [царь] Видехи. Яджнявалкья сказал: “Мой отец считал, что не следует принимать [даров], не обучив [ученика до конца].

6. Дай нам услышать, что говорил тебе кто-нибудь [из твоих учителей]”, – “Сатьякама Джабала говорил мне: “Поистине, разум – это Брахман””. – “Как говорил бы имеющий мать, имеющий отца, имеющий учителя, так говорил и Джабала: “Поистине разум – это Брахман”, ибо чем обладал бы лишенный разума? Но говорил ли он тебе о его [Брахмана] местопребывании и основе?” – “Он мне не говорил”. – “Этот [Брахман стоит] лишь на одной ноге, о царь”. – “Так говори же нам, Яджнявалкья”. – “Разум и есть [его] местопребывание, пространство – основа, его следует почитать как блаженство”. – “Какова природа блаженства, Яджнявалкья?” – “Это разум, о царь, – сказал [Яджнявалкья]. – Поистине, разумом, о царь, [мужчина] влечется к женщине. От нее рождается подобный [ему] сын; он – блаженство. Поистине, разум, о царь, – высший Брахман. Разум не покидает того, кто, зная это, почитает этого [Брахмана]; к нему приближаются все существа; став богом, он идет к богам”. – “Я дам тебе тысячу [коров] с быком, подобным [по величине] слону”, – сказал Джанака, [царь] Видехи. Яджнявалкья сказал: “Мой отец считал, что не следует принимать [даров], не обучив [ученика до конца].

7. Дай нам услышать, что говорил тебе кто-нибудь [из твоих учителей]”. – “Видагдха Шакалья говорил мне: “Поистине, сердце – это Брахман””. – “Как говорил бы имеющий мать, имеющий отца, имеющий учителя, так говорил и Шакалья: “Поистине, сердце – это Брахман”, ибо чем обладал бы лишенный сердца? Но говорил ли он тебе о его [Брахмана] местопребывании и основе?” – “Он не говорил”. – “Этот [Брахман стоит] лишь на одной ноге, о царь”, – “Так говори же нам, Яджнявалкья”. – “Сердце и есть [его] местопребывание, пространство – основа, его следует почитать как постоянство”. – “Какова природа постоянства, Яджнявалкья?” – “Это сердце, о царь, – сказал [Яджнявалкья]. – Поистине, сердце, о царь, – местопребывание всех существ; поистине, сердце, о царь, – основа всех существ. Ведь на сердце, о царь, бывают основаны все существа. Поистине, сердце, о царь, – высший Брахман. Сердце не покидает того, кто, зная это, почитает этого [Брахмана]; к нему приближаются все существа; став богом, он идет к богам”. – “Я дам тебе тысячу [коров] с быком, подобным [по величине] слону”, – сказал Джанака, [царь] Видехи. Яджнявалкья cказал: “Мой отец считал, что не следует принимать [даров], не обучив [ученика до конца]”.

ВТОРАЯ БРАХМАНА

1. И Джанака, [царь] Видехи, сказал, сойдя с сиденья: “Поклонение тебе, Яджнявалкья! Учи меня”. Тот сказал: “Подобно тому, о царь, как идущий в далекий путь приобретает колесницу или корабль, так и твой разум оснащен этими упанишадами. Ты почитаем и богат, обучен ведам и наслышан в упанишадах. Куда же ты пойдешь, освобожденный [от своего тела]?” – “Я не знаю, почтенный, куда я пойду”. – “Так, поистине, я скажу тебе, куда ты пойдешь” – “Говори, почтенный”.

2. “Поистине, Индха – имя того пуруши, который в правом глазу. Его, являющегося Индхой, зовут скрыто Индрой; ведь боги таковы, [что] им приятно скрытое и враждебно открытое.

3. А то, что в образе пуруши в левом глазу; это его супруга Вирадж. Место их соединения – пространство в сердце, их пища – красный комок в сердце, их покров – то, что подобно сети в сердце; путь, по которому они идут, – артерия, идущая вверх от сердца. Как волос, расщепленный на тысячу частей, таковы у него [человека] артерии, называющиеся хита и утвержденные в сердце. По ним течет текучее. Поэтому этот [Атман] получает как бы более тонкую пищу, чем этот телесный Атман.

4. Его восточная сторона – восточные дыхания, южная сторона – южные дыхания, западная сторона – западные дыхания, северная сторона – северные дыхания, верхняя сторона – верхние дыхания, нижняя сторона – нижние дыхания, все стороны – все дыхания. Он, этот Атман, [определяется так:] “не [это], не [это]”. Он непостижим, ибо не постигается; неразрушим, ибо не разрушается; неприкрепляем, ибо не прикрепляется; не связан, не колеблется, не терпит зла. Поистине, Джанака, ты достиг бесстрашия”, – так сказал Яджнявалкья. Джанака, [царь] Видехи, сказал: “Пусть бесстрашие придет к тебе, Яджнявалкья. Ты почтенный, учишь нас бесстрашию. Поклонение тебе! Вот жители Видехи и вот я [у твоих ног]”.

ТРЕТЬЯ БРАХМАНА

1. Яджнявалкья пришел к Джанаке, [царю] Видехи; он думал: “Я не буду разговаривать”. [Между тем, однажды], когда Джанака, [царь] Видехи, и Яджнявалкья разговаривали во время агнихотры, Яджнявалкья предложил ему избрать дар. Тот избрал [право задать] вопрос, какой пожелает, и он дал [разрешение] ему. И вот [теперь] царь первый стал спрашивать его:

2. “Яджнявалкья, какой свет [имеет] человек?” – “Свет солнца, о царь, – сказал [Яджнявалкья], – при свете солнца он сидит, ходит взад и вперед, совершает деяние, возвращается назад”. – “Это так, Яджнявалкья.

3. Когда солнце зашло, Яджнявалкья, какой свет [имеет] человек?” – “Луна служит ему светом – при свете луны он сидит, ходит взад и вперед, совершает деяние, возвращается назад”. – “Это так, Яджнявалкья,

4. Когда солнце зашло, Яджнявалкья, и зашла луна, какой свет [имеет] человек?” – “Огонь служит ему светом – при свете огня он сидит, ходит взад и вперед, совершает деяние, возвращается назад”. – “Это так, Яджнявалкья.

5. Когда солнце зашло, Яджнявалкья, зашла луна, и погас огонь, какой свет [имеет] человек?” – “Речь служит ему светом – при свете речи он сидит, ходит взад и вперед, совершает деяние, возвращается назад. Поистине, поэтому, о царь, [человек] идет туда, где произносится речь, пусть даже там нельзя различить [собственной] руки”. – “Это так, Яджнявалкья.

6. Когда солнце зашло, Яджнявалкья, зашла луна, погас огонь и замолкла речь, какой свет [имеет] человек?” – “Атман служит ему светом – при свете Атмана он сидит, ходит взад и вперед, совершает деяние, возвращается назад”.

7. “Кто этот Атман?” – “Пуруша, состоящий из познания, находящийся среди чувств, свет внутри сердца. Оставаясь одним и тем же, он блуждает по обоим мирам, словно думая, словно двигаясь. Ведь находясь во сне, он выходит за пределы этого мира и образов смерти.

8. Поистине, этот пуруша, рождаясь и входя в тело, соединяется со злом; уходя и умирая, он оставляет зло позади.

9. Поистине, у этого пуруши, есть два состояния: состояния [пребывания] в этом и в другом мире и промежуточное, третье – состояние сна. Находясь в этом третьем состоянии, он видит оба состояния – состояния [пребывания] в этом и другом мире. И какой [бы ни был] путь к состоянию [пребывания] в другом мире, продвигаясь по этому пути, он видит оба: зло [этого мира] и блаженство [другого мира]. Когда он спит, то, забрав из этого всеохватывающего мира вещество, он сам разрушает [его], сам созидает; с помощью своего блеска, своего света он спит. Здесь [в этом состоянии] этот пуруша сам бывает своим светом.

10. Там нет колесниц, нет [животных], запряженных в колесницы, не бывает дорог, [но] он творит колесницы, [животных], запряженных в колесницы, дороги. Там не бывает блаженства, радостей, удовольствия, [но] он творит блаженство, радости, удовольствия. Там не бывает водоемов, лотосных прудов, рек, [но] он творит водоемы, лотосные пруды, реки. Ведь он – творец.

11. Об этом – такие стихи:

Подчинив сном то, что принадлежит телу,
Он не спит и взирает на спящих.
Приняв сияние, он снова идет на свое место,
Золотой пуруша, одинокий лебедь.

12. Охраняя жизненным дыханием невысокое гнездо,
Бессмертный, выйдя из гнезда,
Он, бессмертный, идет, куда желает,
Золотой пуруша, одинокий лебедь.

13. В состоянии сна, идя вверх и вниз,
Бог творит [для себя] многочисленные образы,
Словно веселясь с женщинами, смеясь,
Словно даже видя страшные [зрелища].

14. [Люди] видят место его развлечения,
Его самого не видит никто.

[Поэтому] говорят: “Пусть не будят его внезапно – ведь трудно вылечить того, к кому он не возвращается”. Однако говорят также: “Этот [сон] у него – то же, что и состояние пробуждения, ибо, что он видит при пробуждении, то – и во сне. Здесь, [во сне] этот пуруша сам бывает своим светом”. [Джанака сказал]: “Почтенный, я дам тебе тысячу [коров]. Говори же ради [моего] освобождения”,

15. [Яджнявалкья сказал]: “Он, этот [пуруша], насладившись в этом глубоком сне, побродив [вокруг], увидев доброе и злое, снова спешит, как он шел [назад] к [месту] сна. Что бы он там [в этом состоянии] ни увидел, то не следует за ним, ибо этот пуруша [ни к чему] не прикрепляется”. – “Это так, Яджнявалкья. Я дам [тебе], почтенный, тысячу [коров]. Говори же ради [моего] освобождения”.

16. “Он, этот [пуруша], насладившись в этом сне, побродив [вокруг], увидев доброе и злое, снова спешит, как он шел [назад] к месту пробуждения. Что бы он там ни увидел, то не следует за ним, ибо этот пуруша [ни к чему] не прикрепляется”. – “Это так, Яджнявалкья. Я дам [тебе], почтенный, тысячу [коров]. Говори же ради [моего] освобождения”.

17. “Он, этот [пуруша], насладившись в этом пробуждении, побродив [вокруг], увидев доброе и злое, снова спешит, как он шел [назад] к месту сна.

18. Как большая рыба блуждает вдоль обоих берегов [реки] – то с одной стороны, то с другой, так и этот пуруша блуждает по обоим этим состояниям – состоянию сна и состоянию пробуждения.

19. Как сокол или другая [быстрая] птица, устав от полета в этом пространстве и сложив крылья, направляется к гнезду, так и этот пуруша спешит к тому состоянию, в котором, уснув, он не желает никакого желания, не видит никакого сна.

20. Поистине, в нем находятся артерии, называющиеся хита, такие тонкие, как волос, расщепленный на тысячу частей; наполненные белым, синим, красновато-коричневым, зеленым и красным [веществом]. И когда [он чувствует во сне], словно его убивают, словно его побеждают, словно его преследует слон, словно он падает в яму, то из-за невежества он ощущает при этом тот же страх, который знаком ему в [состоянии] бодрствования. [Но] когда [ему кажется, что он] словно бог, словно царь; [когда] он думает: “Я есмь все сущее”, – это его высший мир.

21. Поистине, это его образ, поднявшийся над желаниями, свободный от зла и страха. И как [муж] в объятиях любимой жены не сознает ничего ни вне, ни внутри, так и этот пуруша в объятиях познающего Атмана не сознает ничего ни вне, ни внутри. Поистине, это его образ, [в котором он] достиг [исполнения] желаний, имеет желанием [лишь] Атмана, лишен желаний, свободен от печали.

22. Здесь [в этом состоянии] отец – не отец, мать – не мать, миры – не миры, боги – не боги, веды – не веды; здесь вор – не вор, убийца – не убийца, чандала – не чандала, паулкаса – не паулкаса, нищенствующий монах – не нищенствующий монах, аскет – не аскет. За ним не следует добро, за ним не следует зло, ибо тогда он преодолевает все печали сердца.

23. Хотя, поистине, тогда [в состоянии глубокого сна] он не видит, – поистине, зрящий он, [хотя] не видит. Ибо не разрушается зрение у зрящего, потому что не может погибнуть. Но нет второго [после него], нет другого, отличного [от него], что он мог бы видеть.

24. Хотя, поистине, тогда он не обоняет, – поистине, обоняющий он, [хотя] не обоняет. Ибо не разрушается обоняние у обоняющего потому, что не может погибнуть. Но нет второго [после него], нет другого, отличного [от него], что он мог бы обонять.

25. Хотя, поистине, тогда он не пробует на вкус, – поистине, вкушающий он, [хотя] не пробует на вкус. Ибо не разрушается вкус у пробующего на вкус потому, что не может погибнуть. Но нет второго [после него], нет другого, отличного [от него], что он мог бы пробовать на вкус.

26. Хотя, поистине, тогда он не говорит, – поистине, говорящий он, [хотя] не говорит. Ибо не разрушается речь у говорящего потому, что не может погибнуть. Но нет второго [после него], нет другого, отличного [от него], которому он мог бы говорить.

27. Хотя, поистине, тогда он не слышит, – поистине, слышащий он, [хотя] не слышит. Ибо не разрушается слух у слушающего потому, что не может погибнуть. Но нет второго [после него], нет другого, отличного [от него], что он мог бы слышать.

28. Хотя, поистине, тогда он не мыслит, – поистине, мыслящий он, [хотя] не мыслит. Ибо не разрушается мысль у мыслящего потому, что не может погибнуть. Но нет второго [после него], нет другого, отличного [от него], о чем он мог бы мыслить.

29. Хотя, поистине, тогда он не осязает, – поистине, осязающий он, [хотя] не осязает. Ибо не разрушается осязание у осязающего потому, что не может погибнуть. Но нет второго [после него], нет другого, отличного [от него], что он мог бы осязать.

30. Хотя, поистине, тогда он не познаёт, – поистине, познающий он, [хотя] не познаёт. Ибо не разрушается познание у познающего потому, что не может погибнуть. Но нет второго [после него], нет другого, отличного [от него], что он мог бы познать.

31. Поистине, где есть [что-либо] подобное другому, там один видит другого, один обоняет другого, один пробует на вкус другого, один говорит другому, один слышит другого, один мыслит о другом, один осязает другого, один познает другого.

32. Он становится словно вода, один, видящий, недвойственный. Это – мир Брахмана, о царь”. – Так Яджнявалкья наставил его: “Это – его высшая цель, это – его высшее достояние, это – его высший мир, это – его высшее блаженство. Малой долей этого блаженства и живут другие существа.

33. Когда кто-либо из людей здоров, богат, господствует над другими, в избытке вкушает все людские наслаждения, то это – высшее блаженство людей. Стократное блаженство людей, это – однократное блаженство предков, приобретших [свой] мир. Стократное блаженство предков, приобретших [свой] мир, это – однократное блаженство мира гандхарвов. Стократное блаженство мира гандхарвов, это – однократное блаженство богов [по] деянию, тех, которые благодаря [своему] деянию достигли божественности. Стократное блаженство богов [по] деянию, это – однократное блаженство богов по рождению, а также – просвещенного, свободного от лжи, не побежденного желанием. Стократное блаженство богов по рождению, это – однократное блаженство мира Праджапати, а также – просвещенного, свободного от лжи, не побежденного желанием. Стократное блаженство мира Праджапати, это – однократное блаженство мира Брахмана, а также – просвещенного, свободного от лжи, не побежденного желанием. Это и есть высшее блаженство – просвещенного, свободного от лжи, не побежденного желанием. Это и есть высшее блаженство – этот мир Брахмана, о царь”. – Так сказал Яджнявалкья.

[Джанака сказал]: “Я дам тебе, почтенный, тысячу [коров]. Говори же ради [моего] освобождения”. И здесь Яджнявалкья испугался, [подумав]: “Рассудительный царь изгнал меня со всех границ”.

34. “Он, этот [пуруша], насладившись в этом сне, побродив [вокруг], увидев доброе и злое, снова спешит, как он шел [назад] к месту пробуждения.

35. Как тяжело нагруженная телега движется со скрипом, так же и этот телесный Атман, обремененный познающим Атманом, движется со скрипом, когда [человек] испускает дух.

36. Когда истощается это [тело], истощается от старости или болезни, то подобно тому, как освобождается от уз [плод] манго, или удумбары, или пиппалы, так и этот пуруша, освободившись от этих членов, снова спешит, как он шел [назад], к месту [новой] жизни.

37. Подобно тому как надзиратели, судьи, возницы, деревенские старосты поджидают приходящего царя с едой, питьем, ночлегом, [говоря:] “Вот он приходит, вот он приближается!”, – так же и все существа поджидают знающего это, [говоря:] “Вот приходит Брахман, вот он приближается!”

38. Подобно тому как надзиратели, судьи, возницы, деревенские старосты собираются вокруг отъезжающего царя, так же и все жизненные силы собираются в час конца вокруг этого Атмана, когда [человек] испускает дух.